четвер, 16 квітня 2015 р.

Куклы Клауса р2013 "Ивушка"


Часто бывает: смотришь на человека – особь как особь. А при ближайшем рассмотрении оказывается: не человек прямо, а мешок парадоксов. Это я в данном случае о себе. Типа, оправдываюсь, начиная издалека… Уж как я ждал эту запись! Все полтора года, с самой премьеры на «Гогольфесте» ныл, что, дескать, обещали-обещали, а нету. И что в результате? Стоило вожделенной «Ивушке» поселиться у меня на винте, начались парадоксы: послушаю потом, щас не в настроении, мне бы чего-нибудь легонького, а вот еще прикольный музончик скачал итэдэ. Пришлось даже переселить ее с винта на плэйер, ну чтобы уже совсем отсечь возможности лепки отмазок. Об этом последнем действии я, впрочем, ничуть не пожалел, ибо, как оказалось, так-то оно правильнее – в ушах и внимательно, а не в колонках и фоном к домашним делам. Что ж, в каком-то смысле мое более чем трехмесячное опоздание с данным текстом можно даже рассматривать как невинную маленькую месть «клаусам», тоже задинамившим все мыслимые сроки выхода альбома в народ.
Сразу нужно сказать о форме подачи материала. Несмотря на заявленную номинацию «мюзикл», это, строго говоря, не вполне он, поскольку отсутствует хореография и разговорные интермедии. По факту «Ивушка» - совершенно классическая рок-опера (ну, панк-опера, если угодно) с единым сюжетом, ариями персонажей, повторяющимися музыкальными фрагментами и прочими полагающимися радостями. Несмотря на монументальность жанра, «клаусы» и в этот раз не изменили своей фирменной схематичности и минимализму, так что, в отличие от стандарта 2LP рок-опер прошлого, время звучания этой - всего-то в районе 50-ти минут. Я, помнится, недоумевал еще на стадии анонса: а имеет ли смысл выстраивать композиционно сложное здание примитивными музыкальными кирпичиками пост-панка. Оказалось, что ответ на этот вопрос лежит именно в лаконичности – за 50 минут «клаусы», применяя свои нехитрые средства, сказали больше, чем многим удавалось с помощью гораздо более пространных и витиеватых нагромождений. Кроме того, звуковое полотно здесь тоже не всегда однородно. Сквозь традиционные судорожные риффы, тревожную либо обманчиво умиротворенную флейту и мерную систолу-диастолу ритм-секции вдруг блеснут иногда краткие вспышки джазовой трубы, холодных, скупых клавиш или гулких электронных сэмплов в очень уместном духе дискотеки 80-х. Пост-панковый кубизм время от времени прерывается кивками в совершенно иные сферы хиппи-рока или генетически модифицированного блюза (ария Светланы, «Мент-блюз»). В целом я бы сказал, что налицо весьма матерый, обладающий приятным весом, но, вероятно, не самый яркий образчик музыки КК. Это если говорить лишь о музыкальной форме. Рок-опера в наше несложное время – зверь редкостный и экзотический, в том числе и потому, что избежать банальностей и «расползания по швам» общей концепции крайне тяжко, особенно для авторов, ранее не утруждавших себя серьезной работой с композицией. И тут мы подходим ко второй составляющей обсуждаемого продукта, не менее важной и гораздо более неоднозначной, чем инструментальное оформление – сюжету.
Севастополь, конечно, город с очень специальной атмосферой, которую его жители всегда считали нужным время от времени декларировать и поднимать на флаг. Рассуждения о том, когда это уместно, а когда – нет, я оставляю за рамками рецензии, а лишь отмечу редкий символизм того, что именно в данный исторический момент (но на самом деле еще до известных событий) киевские севастопольцы подняли тему конца 80-х в закрытом городе. Сам сюжет представляется мне трехступенчатым. Первая ступень – в общем-то, несложная бытовая драма: дружба курсанта с ПТУ-шником, «песня про то, как закончилось детство», любовный треугольник, капля отцов-детей, щепотка детектива – все вот  эти классические дела, неизменные как минимум со времен Шекспира. Задачу не впасть при этом в сопливое мыло успешно решает вторая ступень – приметы времени и места – при всей своей пафосности поданная с характерной острой пряностью шеф-повара Кисы - циничным, жестким и заразительным юмором. Здесь обитают как раз те самые «реальные легенды», на которых основано все повествование. Будни морской крепости на границе империи, молодежная война районов, прекратившаяся лишь с началом войны группировок, «Брюс Ли, Ван Дамм, Шварцнеггер», «видеокафе, мясо по талонам» - если вы не жили тогда, ориентироваться будет местами непросто, несмотря на модную и повсеместную ностальгию по тем временам. Опять же, именно на этом уровне происходит ненавязчивый анализ особенностей севастопольского менталитета, взаимоотношений военных и гражданских моряков, конфликтов мировоззрений и образов жизни (впрочем, наверняка в определенной мере свойственных любому крупному приморскому городу с военной базой в комплекте). Короче, фон довольно специфический, но, несомненно, важный для понимания «почему так». По сути, именно он с самого начала несколько размывает интригу, не оставляя иллюзий по поводу хэппи-энда развития сообщества «бойцов обороны всего». И он же формирует питательную среду для третьей сюжетной ступени, венчающей пьедестал. В едком дыму трагичной развязки и переоценки ценностей «клаусы» в итоге седлают своего любимого экзистенциального конька – тщету и неизбежную смерть всех устремлений - и высоких, и низменных. Завершающая сцена в кафе с пьяными братками, травящими байки, закономерна и безупречна. Grand finale. Остается, однако, вопрос: что нам со всем этим делать? В смысле, не с тщетой человеческой жизни, а с вот этими звуковыми файлами… Нетрудно заметить, что «Ивушка» - это однозначное событие. Не только локальной киевской (севастопольской?) сцены, но и, не побоюсь утверждать, современной русскоязычной музыки вообще. Можно также с большой долей уверенности предположить, что это – по крайней мере, один из пиков творческой формы КК (полагаю, не последний). Но вопрос в том, где ее место. На полках серьезных меломанов со стажем? В аудиозаписях вконтакте стареющих участников событий? В айфонах 16-летних хипстеров, бредящих юностью своих родителей? На мой взгляд, совокупность приемов, формирующих сюжет «Ивушки», при всей кажущейся нарочитости - весьма тонкая вязь местных символов, намеков, гипербол, неочевидных провокаций и находится в сфере скорее серьезной литературы, чем бульварного романа или сборника анекдотов. Это похоже на разговор о глобально важных вещах с горсткой посвященных на зашифрованном наречии – то, чем группа, как мне кажется, пыталась заниматься всегда, но не столь последовательно и безжалостно. В связи с чем выскажу пожелание: хорошо бы потратить денег и выпустить виниловый тираж экземпляров на 50, с красивым фото-альбомом окрестностей Камышовой бухты и текстами – дабы еще более подчеркнуть элитарность продукта. Было бы здорово. Я б купил.

Качабельно на офф. сайте