вівторок, 8 грудня 2015 р.

Ундервуд - 20 лет!

В первый раз я услышал УНДЕРВУД в обстановке, которая не очень-то располагала к тому, чтобы что-то слушать или, точнее, услышать. Это был октябрь 96-го, концерт в МедИне, одно из первых выступлений. Помню, мы тогда пили пиво из классической бочки на остановке "Мединститут", а мимо ходил патруль с собакой, которого мы почему-то боялись - совершенно напрасно, ибо как раз в то время пиво (да и портвейн) на улице на глазах у ментов никого не фрустрировало и не удивляло. Короче, в помещение мы попали уже не совсем к началу и уже не совсем в себе. Завершалось феерическое шоу Гагарина с Шумским, и на сцену вышли УНДЕРВУД. Звук был нереально ужасный даже для тех странных времен, а освещение настолько тусклое, что единственное впечатление от их сета, оставшееся у меня в памяти - это Макс, прилепившийся раструбом дудки к микрофонной сеточке. Подобравшись поближе к сцене, я разглядел явные попытки извлекать из инструмента какие-то звуки, но расслышать ничего было нельзя, поскольку все звуковое пространство оккупировал заваленный и отчаянно пердящий бас. Потом, через пару лет, была записанная в Севасте "Все пройдет, милая" (версия 1.0), непрерывная ротация главного хита на радио "Ассоль", потом - распад крымского состава, слабое прощальное выступление в "2-х капитанах" и отъезд в Москву, после которого... все всё знают. Замечу, что при всем моем стойком отсутствии интереса к современному творчеству УНДЕРВУДа (после "Опиума", как мне кажется, ничего яркого у них не случилось), мне всегда было приятно отслеживать новости о них. До сих пор присутствует некое удовлетворение от того факта, что хоть кто-то из наших смог эдак вот, по-взрослому, а не по клубам да подвалам. Я говорю "из наших" осознанно, поскольку Макс и Вова никогда не стеснялись подчеркивать свои крымские корни. Вот и теперь, в новом юбилейном клипе, состоящем из нарезки их любительских фильмов "доцифровой эпохи", мелькают лица Электроников, Куби, Моси, Тихона, Гагарина, Хипы, Брайана и других деятелей славного и родного симферопольского времени. Спасибо за это, УНДЕРВУД! И с юбилеем, вторым, но не последним! 

середа, 26 серпня 2015 р.

Yalta Live Weekend, 21-22.08.15, "Предпоследнее искушение" в Ялте

Нашелся, наконец, удобный момент рассказать о ПРЕДПОСЛЕДНЕМ ИСКУШЕНИИ из Нижнего Новгорода. В минувшие выходные, в самый разгар пресловутого байк-шоу, они в составе вокал-гитара-скрипка (с небольшой перкуссионной поддержкой меня и Кравы) дали два негромких (во всех смыслах) и трогательных концерта в Ялте. 

Есть у меня старинная приятельница, в положенное время отведавшая немало автостопной романтики. Как-то, году в 98-м, пути-дороги привели ее в Нижний, откуда она привезла кассету, оформленную, как оно тогда часто бывало, вручную, но на редкость любовно и талантливо. Зеленой и красной шариковыми ручками на обложке был нарисован забавный чувак в семейных трусах на фоне заснеженных гор и взлетающей в звездные небеса ракеты. Кассета была принесена в дар нашему общему другу, сидя у которого дома мы ее впервые и послушали. Не помню совершенно своего первого впечатления. Но хорошо помню, что за следующие несколько лет в нашем узком ялтинском кругу эта пленка была не только заслушана до полуобморочного состояния, но и раздергана на цитаты. Фразы типа "спокойно, Маша, я - Маяковский", "без куриных ножек дом - словно песня без надрыва", "да это же обыкновенная летучая мышь" стали кодовыми формулами, обозначавшими чуть ли не принадлежность к некоему смутно понимаемому тайному обществу. "Искушение" вообще из тех старорежимных творческих формаций, которые не ограничиваются созданием отдельных разрозненных произведений, компиляторством или жанровой нарочитостью, а ткут цельное полотно своего собственного параллельного мира. Мир "Искушения" фантасмагоричен и населен причудливыми, очень разными, но в чем-то неуловимо родственными обитателями. Это тени исторических и легендарных лиц, покореженные хармсовским гротеском (Бонч-Бруевич, Карл Великий, Одиссей, рабочий с колхозницей, мастерицы хохломской росписи и т.д.), это разнообразные, но как правило слегка зловещие животные (налим, шевелящийся в сердце, заползающий внутрь уж, воробьи, съедающие мозг или ежик, притворяющийся мертвым), это и просто нелепый человек, совершающий неловкие, загадочные действия, которого на концертах визуализирует персональный "гаркуша" коллектива - поэт и актер Саныч. Иногда среди всего этого проскакивают вещи, содержащие вполне серьезные и прозрачные рассуждения ("Виварий", "Девочка со спичками"), и тогда обычный фриковатый сарказм сменяет грустная усмешка.
В силу разных перипетий оригинальная кассетка была утеряна, обложка оказалась отсканена только в черно-белом варианте, а запись оцифрована с одной из копий. А тут подоспела эпоха соцсетей, и я обнаружил сообщество группы вконтакте. Нужно сказать, что за прошедшее время их мир пережил определенную, вероятно, вполне естественную эволюцию. В музыке психодел сильно потеснила разухабистость в стиле "оп-оп-оп", а тематика песен стала более...ну, доступной, наверное. Но что радует - никуда не исчезло специфическое настроение этого мира, странноватые, но обаятельные персонажи его претерпели, конечно, изменения, они выросли, в их действиях стала прослеживаться логика и рутина, но суть все-таки осталась прежней. 

Людей на обоих концертах, конечно - полтора землекопа. Август плюс байк-шоу. Было очень жаль, что Сергею и Веронике пришлось играть фактически в пустоту. Впрочем, кто был, тому понравилось. В архиве - та самая запись (до сих пор, на мой взгляд, лучшее из того, что я слышал) с отфотканными обложками, а на видео - песенка "Футбол" со второго выступления в "Ok & Custom", представляющая как раз более-менее свежий репертуар. 

Ума лопата 
 
 

вівторок, 16 червня 2015 р.

Херес Янг в байк-пабе "Ok & Custom", 21.06.15

Последние несколько лет в "хересовской" кухне происходил медленный, но неуклонный пересмотр привычных рецептов, который достиг логического завершения буквально недавно, с приходом в состав Игоря Кругловенко (ЧФС, КОРОЛЬ ФУ-ФУ I). И теперь группа готова показать новые и старые песни в том звучании, которое имеет довольно мало общего с прежним, фолково-акустическим. За это время метаморфозы достигли того градуса, который позволяет говорить о совершенно новой (уже четвертой) модификации самой долгоживущей ялтинской команды. Подготовка давно ожидаемого сольного концерта с новой программой идет полным ходом, свежие идеи рождаются пачками буквально на каждой репетиции. Меняется музыка, содержание, имидж, визуальные моменты - короче, все. Но Крава-то, конечно, тот же самый)) Предлагаю всем, находящимся ныне в Ялте или планирующим навестить ее в указанный день, принять все необходимые меры к посещению данного мероприятия, тем более, что входная цена - очень мирная по нынешним временам.

вконтакте

неділя, 31 травня 2015 р.

Faith No More, p2015 "Sol Invictus" (review)

По принципу ожиданий в жизни среднестатистического меломана условно можно выделить два типа музыки: та, которую ты ждешь, потому что уже знаком и дружен с ней, и та, которая ожидает тебя, чтобы найти ее, понять и, чем черт не шутит, полюбить. Новая работа FNM для многих, конечно, уже не первый год относится к первому типу. Если же для кого-то это не так, то скажем прямо и сразу - для знакомства с одной из самых умных и разноплановых единиц тяжелого жанра всех времен это, пожалуй, не лучший вариант. Дело тут, вестимо, не в Паттоне. Все годы, прошедшие с момента обнародования "The Album of the Year", он упорно и последовательно подтверждал свое амплуа «мистер Беглец-от-мэйнстрима». Все эти «фантомасы», «томогавки», временные союзы с коллегами-авангардистами вроде Джона Зорна, озвучка видеоигр и, конечно, любая из работ Mr. Bungle – все было подчинено суровой необходимости злобно и яростно измываться над поп-музыкой системы «куплет-припев». Паттону, таким образом, никогда нельзя было отказать в экстравагантности и оригинальных идеях, и, определенно, не он виновен в том, что первый за 18 лет альбом самой его мэйнстримовой группы звучит на редкость гладко и мирно. Все это кажется причудливым звуковым противостоянием между Майком и прочими. В то время как группа неуклонно тянет канат в сторону максимально комфортного звучания, неугомонный Паттон своими зловещими воплями, шепотками и камланиями нет-нет, да и нарушает этот идиллический штиль локальным шквалом. Впрочем, он по большей части проигрывает эту странную борьбу, и конец пластинки окончательно тонет в пасторально-гитарном безветрии “From the Dead. С другой стороны, не оставляет ощущение, что так и было задумано – противоборство контрастов, начал, стихий, а в финале – Sol invictus, непобежденное солнце, приводящее всю эту драму к неизбежной и вечной гармонии мира.
FNM никогда не были склонны слишком часто радовать фанов студийными работами. И, как часто бывает в подобных случаях, качество компенсирует количество, любой альбом группы (кроме, пожалуй, дебютника We Care a Lot) – редкая и дорогая черная жемчужина. Новый – не исключение, музыкальных находок на нем раза в три больше, чем самих песен. Неофитов, однако, я все же отсылаю в 92-й год, к невыразимо прекрасному и жуткому Angel Dust, а сам, пожалуй, погоняю еще месяцок-другой свежую запись, ибо проникаться вселенской гармонией нужно всерьез и обстоятельно.

четвер, 16 квітня 2015 р.

Куклы Клауса р2013 "Ивушка"


Часто бывает: смотришь на человека – особь как особь. А при ближайшем рассмотрении оказывается: не человек прямо, а мешок парадоксов. Это я в данном случае о себе. Типа, оправдываюсь, начиная издалека… Уж как я ждал эту запись! Все полтора года, с самой премьеры на «Гогольфесте» ныл, что, дескать, обещали-обещали, а нету. И что в результате? Стоило вожделенной «Ивушке» поселиться у меня на винте, начались парадоксы: послушаю потом, щас не в настроении, мне бы чего-нибудь легонького, а вот еще прикольный музончик скачал итэдэ. Пришлось даже переселить ее с винта на плэйер, ну чтобы уже совсем отсечь возможности лепки отмазок. Об этом последнем действии я, впрочем, ничуть не пожалел, ибо, как оказалось, так-то оно правильнее – в ушах и внимательно, а не в колонках и фоном к домашним делам. Что ж, в каком-то смысле мое более чем трехмесячное опоздание с данным текстом можно даже рассматривать как невинную маленькую месть «клаусам», тоже задинамившим все мыслимые сроки выхода альбома в народ.
Сразу нужно сказать о форме подачи материала. Несмотря на заявленную номинацию «мюзикл», это, строго говоря, не вполне он, поскольку отсутствует хореография и разговорные интермедии. По факту «Ивушка» - совершенно классическая рок-опера (ну, панк-опера, если угодно) с единым сюжетом, ариями персонажей, повторяющимися музыкальными фрагментами и прочими полагающимися радостями. Несмотря на монументальность жанра, «клаусы» и в этот раз не изменили своей фирменной схематичности и минимализму, так что, в отличие от стандарта 2LP рок-опер прошлого, время звучания этой - всего-то в районе 50-ти минут. Я, помнится, недоумевал еще на стадии анонса: а имеет ли смысл выстраивать композиционно сложное здание примитивными музыкальными кирпичиками пост-панка. Оказалось, что ответ на этот вопрос лежит именно в лаконичности – за 50 минут «клаусы», применяя свои нехитрые средства, сказали больше, чем многим удавалось с помощью гораздо более пространных и витиеватых нагромождений. Кроме того, звуковое полотно здесь тоже не всегда однородно. Сквозь традиционные судорожные риффы, тревожную либо обманчиво умиротворенную флейту и мерную систолу-диастолу ритм-секции вдруг блеснут иногда краткие вспышки джазовой трубы, холодных, скупых клавиш или гулких электронных сэмплов в очень уместном духе дискотеки 80-х. Пост-панковый кубизм время от времени прерывается кивками в совершенно иные сферы хиппи-рока или генетически модифицированного блюза (ария Светланы, «Мент-блюз»). В целом я бы сказал, что налицо весьма матерый, обладающий приятным весом, но, вероятно, не самый яркий образчик музыки КК. Это если говорить лишь о музыкальной форме. Рок-опера в наше несложное время – зверь редкостный и экзотический, в том числе и потому, что избежать банальностей и «расползания по швам» общей концепции крайне тяжко, особенно для авторов, ранее не утруждавших себя серьезной работой с композицией. И тут мы подходим ко второй составляющей обсуждаемого продукта, не менее важной и гораздо более неоднозначной, чем инструментальное оформление – сюжету.
Севастополь, конечно, город с очень специальной атмосферой, которую его жители всегда считали нужным время от времени декларировать и поднимать на флаг. Рассуждения о том, когда это уместно, а когда – нет, я оставляю за рамками рецензии, а лишь отмечу редкий символизм того, что именно в данный исторический момент (но на самом деле еще до известных событий) киевские севастопольцы подняли тему конца 80-х в закрытом городе. Сам сюжет представляется мне трехступенчатым. Первая ступень – в общем-то, несложная бытовая драма: дружба курсанта с ПТУ-шником, «песня про то, как закончилось детство», любовный треугольник, капля отцов-детей, щепотка детектива – все вот  эти классические дела, неизменные как минимум со времен Шекспира. Задачу не впасть при этом в сопливое мыло успешно решает вторая ступень – приметы времени и места – при всей своей пафосности поданная с характерной острой пряностью шеф-повара Кисы - циничным, жестким и заразительным юмором. Здесь обитают как раз те самые «реальные легенды», на которых основано все повествование. Будни морской крепости на границе империи, молодежная война районов, прекратившаяся лишь с началом войны группировок, «Брюс Ли, Ван Дамм, Шварцнеггер», «видеокафе, мясо по талонам» - если вы не жили тогда, ориентироваться будет местами непросто, несмотря на модную и повсеместную ностальгию по тем временам. Опять же, именно на этом уровне происходит ненавязчивый анализ особенностей севастопольского менталитета, взаимоотношений военных и гражданских моряков, конфликтов мировоззрений и образов жизни (впрочем, наверняка в определенной мере свойственных любому крупному приморскому городу с военной базой в комплекте). Короче, фон довольно специфический, но, несомненно, важный для понимания «почему так». По сути, именно он с самого начала несколько размывает интригу, не оставляя иллюзий по поводу хэппи-энда развития сообщества «бойцов обороны всего». И он же формирует питательную среду для третьей сюжетной ступени, венчающей пьедестал. В едком дыму трагичной развязки и переоценки ценностей «клаусы» в итоге седлают своего любимого экзистенциального конька – тщету и неизбежную смерть всех устремлений - и высоких, и низменных. Завершающая сцена в кафе с пьяными братками, травящими байки, закономерна и безупречна. Grand finale. Остается, однако, вопрос: что нам со всем этим делать? В смысле, не с тщетой человеческой жизни, а с вот этими звуковыми файлами… Нетрудно заметить, что «Ивушка» - это однозначное событие. Не только локальной киевской (севастопольской?) сцены, но и, не побоюсь утверждать, современной русскоязычной музыки вообще. Можно также с большой долей уверенности предположить, что это – по крайней мере, один из пиков творческой формы КК (полагаю, не последний). Но вопрос в том, где ее место. На полках серьезных меломанов со стажем? В аудиозаписях вконтакте стареющих участников событий? В айфонах 16-летних хипстеров, бредящих юностью своих родителей? На мой взгляд, совокупность приемов, формирующих сюжет «Ивушки», при всей кажущейся нарочитости - весьма тонкая вязь местных символов, намеков, гипербол, неочевидных провокаций и находится в сфере скорее серьезной литературы, чем бульварного романа или сборника анекдотов. Это похоже на разговор о глобально важных вещах с горсткой посвященных на зашифрованном наречии – то, чем группа, как мне кажется, пыталась заниматься всегда, но не столь последовательно и безжалостно. В связи с чем выскажу пожелание: хорошо бы потратить денег и выпустить виниловый тираж экземпляров на 50, с красивым фото-альбомом окрестностей Камышовой бухты и текстами – дабы еще более подчеркнуть элитарность продукта. Было бы здорово. Я б купил.

Качабельно на офф. сайте

субота, 21 лютого 2015 р.

Katzenjammer, p2015 "Rockland" (review)

Некоторое время назад, обозревая последнюю работу THE CAT EMPIRE, я уже отмечал этот нелогичный феномен, когда поп-группа, буквально штампующая хиты по всем понятиям шоу-бизнеса и так называемого массового вкуса, непостижимым образом байкотируется коммерческими радиостанциями. Правда, у квартета норвежских прелестниц с этим делом несколько лучше - время от времени и в радио-эфире, и в цивильных молодежных кабаках с претензией на "арт-кафе" можно случайно наткнуться на пару треков из дебютника (в основном, конечно, "A Bar in Amsterdam"). Долгожданная (ну, мной, по крайней мере) третья пластинка - возможно, чересчур умная попытка расширить этот прорыв. С одной стороны группа, несмотря на фолк-антураж, в общем-то, всегда занималась искренней поп-музыкой, хоть и с явно заметной издевкой (не она ли отпугивает отечественных программных директоров?), щедро швыряя в народ пригоршни редких в наше время самоцветов мгновенно цепляющих мелодий и заводных аранжировок. С другой - весь этот кабарешно-панковый декаданс, "you sell tickets to a funeral 'сause you need tickets to The Cramps", странный набор инструментов и т.д. Немного похоже на попытку усидеть на двух стульях, не так ли? Впрочем, в истории музыки известны и более химерические расклады. Звучание новой пластинки (между прочим, не "Скалистая страна", а именно "Рок-лэнд"), оставаясь в рамках уже наработанной основной формулы "парад всевозможных фолков + скандинавская попса", лишилось львиной доли наследия BOW-WOW-WOW, THE B-52'S и прочего истеричного девчачьего пост-панка, сделав взамен неслабый кивок в сторону современного блюграсса типа THE WAILIN' JENNYS или UNCLE EARL. Количество железно хитовых вещей, ни в коем случае не меньшее, чем на первых двух дисках, удовлетворило бы любого выпускающего продюсера. Сдобренное беспроигрышным пост-битловским мелодизмом, все это вместе зазвучало еще более приближенно к усредненному радио-формату. Это на первый взгляд. Но особая ценность "Кото-воплей" (помимо неотразимых улыбок участниц) - это глубокое, по-хорошему профессиональное погружение в их мудреную стилистическую вышивку. Уже самое начало альбома - грязно-колючий банджо-перебор в "Old de Spain" - как бы намекает на то, что не радио единым. Лично я сразу заподозрил в этой песне old-time-классику с аппалачской пропиской, как выяснилось, зря - просто абсолютно филигранная стилизация. Это же нехарактерно бережное для современных поверхностных ретро-эпигонов отношение к структуре, внутреннему пульсу и смыслу старой музыки, что называется, красной нитью пронизывает пластинку. Слушаешь и понимаешь - барышни-то растут, и не только там, где обычно барышни.
Как, помнится, говаривал Шрек: "у лука есть слои - у людоеда есть слои". Именно многослойность этой работы, по-аптекарски выверенная, но не растерявшая при этом ни драйва, ни легкомысленного шарма, ни светлой, торжественной грусти древней народной культуры, волшебным образом превратила два неудобных стула в изящное и просторное кресло. А мы получили смелую заявку на место лучшего европейского альбома 2-й декады 21-го века.

середа, 4 лютого 2015 р.

Луна-парк р2000-2001, избранное

 
ЛУНА-ПАРК - кратковременное севастопольское объединение рубежа тысячелетий, постоянными участниками которого были три человека: Артем Полевщиков (вокал, гитара, клавиши), Сергей "Шрам" Платонов (вокал, гитара), Олег Малукало (бас-гитара). Все - более-менее разносторонние меломаны, что не могло не наложить отпечаток на акт творения. Песни приносил в основном Артем, иногда - Шрам, причем на слух они достаточно сильно отличались. Шрам, будучи более сильным вокалистом, тем не менее весьма вторичен и наивен в своих ранних вещах. Артем же, вольно замешивая в упорядоченно-разгильдяйских композициях пост-панк, Сида Барретта, АУКЦЫОН, интровертный рэггей и пасмурные баллады, генерировал совершенно особое настроение одинокой вечеринки при свете настольной лампы. Аранжировки возникали из совместных джемов, а вместо барабанов, как правило, применялся электронный ритм-бокс. Закольцованные структуры бесконечных импровизаций часто хорошо прослушиваются в итоговых вариантах песен. Состав просуществовал около года и закончился с отъездом Артема из Севастополя. Выступить ни разу не удалось, зато на реп. точке группы,  в помещении одной из многочисленных военных частей, было сделано несколько записей. Олег в дальнейшем отошел от дел музыкальных, Артем надолго осел в Питере, а Шрам спустя несколько лет участвовал в финальной редакции ЗАВОДНОГО АПЕЛЬСИНА.
По-хорошему эклектичное, подпольно-лоуфайное звучание ЛУНА-ПАРКА сильно нехарактерно, возможно даже уникально для Севаста вообще и для того времени в особенности. Потенциально очень сильный проект, сгинувший, как и многие ему подобные, еще на стадии становления. Их аудио-эксперименты уместились на трех кассетах. Фактически, это почти репетиционные записи. Пришлось довольно сильно проредить их, выкинув неудачные повторы, фэйлы и совсем уж бессистемные звуки. Одна из пленок почти полностью состоит из спонтанных психоделических наигрышей разной степени обдолбанности. Некоторые я оставил в силу хорошо читаемой атмосферы - картина без них будет неполна. 


Фото (слева направо, сверху вниз): Артем, Олег, Шрам

Луна-парк 2000-2001