середа, 30 вересня 2009 р.

Владимир Ташкин, р2009 "Пускай льется"

Буквально на днях, будучи в Симфере, виделся с Ташкиным, опаздывавшим на киевский поезд. Он, собственно, и успел только сказать "привет" и отдать мне диск с новой записью. По содержанию это компиляция, сфиксированная Володей дома на протяжении нескольких последних лет. Порадовала разумно скупая (но не бедная) инструментальная составляющая и две ранее неизвестные мне телеги. Вокальная манера стала спокойней, уверенней и глубже, чем раньше, но и какой-то более унылой. В целом все саранжировано в духе позднего Кашина, что вполне катит к Володиным песням. Удивила "Сансара" в стиле поп-панк. Неожиданно. Смеялся. К незачетам я бы лично отнес лишь "Романс", тупо взятый из предыдущей пластинки и совершенно левый по звуку и настроению, а также не вполне удавшуюся версию "Танго" с нахрен тут не упавшим протяжным дисторшеном. На "Буксире" она мне гораздо милее.

Пускай льется

понеділок, 28 вересня 2009 р.

Gordon Gano & The Ryans, p2009 "Under The Sun" (review)

15 сентября состоялся долгожданный полноценный релиз Гордона Гэно, но не с Violent Femmes, а с новыми партнерами, братьями Райан. Вот мое видение произошедшего.

__________________________________________________________

«Так вот куда подевались все новые песни для Violent Femmes», - думал я, когда ставил этот диск впервые. Ведь, по правде сказать, разнесчастный кавер-сингл, которым разродилась группа в прошлом июне никак не оправдывает 8-летнего молчания. И к обычному меломанскому нетерпению в этот раз примешивалось что-то типа ревности к The Ryans - параллельной группе Гэно, ныне занимающей его гораздо больше, чем старые друзья Брайан и Виктор. И, возможно, эта-то самая ревность и окрасила мое отношение к данной пластинке в цвета снисходительного неприятия. Ведь если говорить о вкладе Гэно, то все вроде бы на месте. Мелодизм в стиле «пост – Лу Рид», болезненно-медитативный вокал, то тихонько напевающий, то самозабвенно голосящий исповедальные тексты. Наличествуют яркие вещи, сделавшие бы честь любому альбому Violent Femmes, среди которых просто-таки сияет заглавная “Under The Sun” – гимн ушедшей любви, наверное, лучшая медленная песня Гэно за последние лет 15. Но при прослушивании создается ощущение, которое лучше всего определить как «не дотягивает». В быстрых вещах нет уже той экзальтации (хотя стараются, и это слышно), а в медленных – той бездонной горечи, которая так завораживала в “Color Me Once” или “Gimme The Car”. Наверное, это обычное дело, и Гэно – просто очередная жертва времени и возраста. Наверное, для Violent Femmes – группы, одной ногой погрязшей в кантри, а другой – в переосмысленном наследии Velvet Underground – было проще сочетать несочетаемое, выдавая на стыке нечто большее, чем простая сумма музыкальных слагаемых. Именно в том, что The Ryans сыграли все чисто и обтекаемо, как принято в нашем оптимизированном мире, мне видится основная неудача пластинки. Песням Гэно здесь отчаянно не хватает колючей акустической расхлябанности, уличной сырости, они просто не предназначены для вылощенного современного звучания. 

четвер, 24 вересня 2009 р.

Херес Янг, р2002 "Подозрение на хиппизм"

На протяжении своей истории этот творческий знак объединял в разное время разных людей и претерпел самые различные влияния. Бессменным участником коллектива на сегодняшний день является лишь лидер ХЯ Александр “Крава” Кравненко. Он и ряд других людей в сентябре 1992 г. сформировали костяк первого, “гаспринско-кореизского” состава:
Крава – вокал, гитара, тексты; Руслан “Кныш” Кнышоид – то же; Виталий “Карась” Патрасенко – то же; Виталий “Гунча” Гунченко – бас; Роман “Бушмен” Ярошенко – флейта, ударные; Александр “Куля” Куличенко – звук.
Первый концерт в этом варианте прошел в родной школе, в присутствии 2,5 зрителей (то бишь, двух взрослых и одного ребенка). Сказать, на что похожа была тогда их музыка, сейчас смогут, наверное, лишь участники тех событий. В 1993 году уходит Карась, чтобы создать панковский САМООТВОД, а также происходит еще ряд замен, из которых нужно выделить приход на бас Алексея “Клоса” Калашникова вместо ушедшего в армию Гунчи, появление Кирилла Смоляра (флейта, перкуссия), впоследствии автора некоторых текстов группы, и уход Бушмена с заменой его Кулей на ударных. Этим составом ХЯ устраивает нерегулярные концерты в местном поселковом клубе. В марте 1994 г. группа играет выступление на сборной солянке в ялтинской СШ № 9, заметно выделяясь своим сумрачным шаманским рок-н-роллом на фоне всеобщего панкс-нот-дэд. В этот период состав пополняет Юрий Цисарь на перкуссии.
1995 г. знаменует первый самодельный лонгплэй “Тени”. Кроме того, в коллективе снова возникает дембельнувшийся Гунча и Александр Мудрик на фо-но. Проходит еще пара сейшенов в Гаспре и Кореизе, после чего активность ХЯ заметно падает. В 1996 г. приходит Константин Залужный на кларнет, однако, кризис все равно налицо. Крава, записав в акустическом одночестве программу крайне мрачных песен, уезжает в Москву, и состав распадается.
Новый, московский виток истории начался с записи, которую сделал Крава снова под одну гитару, но в студийных условиях. Безуспешно попытав сольное счастье в рок-кабаре Алексея Дидурова, он собирает московский ХЯ из московских музыкантов в основном околоджазового плана: Егор Кобылкин – бас; Михаил Селивохин – губ-гармошки, варган; Алексей Клочков – соло-гитара; Ольга Елагина – скрипка. Этот состав стартовал в 1997 г., а Крава, взявший псевдоним Александр Крымский, слегка обновил старую программу образностью позднего АКВАРИУМа. Основным итогом этого периода стала концертная запись “Песни ІІІ Рима”, сделанная уже без Елагиной (клуб “Грани”, 1998 г.) и содержавшая по одной песне Кныша и Смоляра. ХЯ, став московской клубной командой, продемонстрировал уход в джазовую полуакустику, обрамлявшую, однако, все тот же мессианский пафос пополам с депрессняком.
Летом Крава наносит короткий визит на родину, где дает один акустический концерт в кореизском клубе with a little help from Кныш и Карась. По возвращению в Москву он производит очередные замены в составе, ввергнув группу в пучину тотального минимализма. Оставив из прежних людей одного только Селивохина, он приглашает Александру Никитину на виолончель, и ХЯ в дальнейшем выступает как акустическое трио. Концертную программу “Колесо”, зафиксированную на кассете в начале 2000 г. в клубе “Форпост”, можно считать венцом прибывания Кравы в Москве и одной из лучших записей группы за всю историю. Такие старые вещи как “Вальс” чередовались в ней с новыми и по звучанию, и по настроению песнями. Необычый инструментальный дуэт гармошки с виолончелью плел новые узоры в музыке ХЯ, дописывая кое-где по сюжету аукцыоновские нотки – в атмосфере, но не в звуке.
Весной того же года Крава окончательно возвращается в Гаспру, и московский состав как единый организм прекращает существование. Третья и последняя на сегодня инкарнация команды оформилась летом 2001 г. с участием людей из Гаспры, Кореиза и Ялты: Крава – гитара, вокал, музыка, тексты; Евгений Урбанский – соло-гитара; Яков Ермаков – бас; Павел Бузни – бонги, губ-гармошка. Коллектив дебютировал в 12 июля на танцплощадке “Волга”, Кореиз, сыграв часть новой программы и мини-отчет за прошедшие 9 лет. Новые песни, написанные повзрослевшим Кравой, определили качественный скачок и в музыке ХЯ. В ноябре, на концерте в дискотеке “Эпицентр”, к группе присоединяется Александр “Рэп” Туней, который внес в инструментальный арсенал много экзотики. Помимо блок-флейты и перкуссии его концертными орудиями были сампония, кэна, диджериду, варган, rainstick и множество более мелких приспособлений. После зимних концертов в Гаспре (с Васей “Бородой” и ВТОРЫМИ РУКАМИ) и в Симферополе (квартирник у Даника) группа начинает работу над записью. После нового года раздается мизерный, подарочный тираж альбома “Подозрение на хиппизм”, в создании которого, помимо основного состава (кроме Урбанского), участвовали Кныш, Селивохин, Клочков, а также приглашенные люди Лев Лемков из Питера – гитара и Анна “Селена” Черныш из группы ANGELS – скрипка. К этому времени ХЯ как концертный коллектив временно не функционирует, сыграв за год один раз на концерте в дискотеке “Бастион” (11 августа 2002). Следующее выступление состоялось на фестивале “Изумрудный город” в Симферополе (сентябрь 2003 г.), где трио минималистов Крава-Рэп-Бузни шаманили минут 15.
В следующие два года произошло достаточно много событий, из которых главные: возвращение из армии Ермакова, появление на некоторое время в составе Селены (со времени концерта в «Коттоне», 5 января 2004 г.), периодическое участие в концертно-студийной кухне группы Кныша и Селивохина,. Где-то с начала 2005 г. Селену можно считать выбывшей из коллектива, зато с момента феста в «Бастионе» (сентябрь 2004 г.) с группой иногда выступает Ариолла Милодан (бэк-вокал, индийские танцы). В последние два года активное участие в концертной деятельности ХЯ принимает также Александр Сопин (варган, перкуссия) – начиная с квартирника на ул. Щербака весной 2007 г. Стоит отметить, что это выступление продемонстрировало уловимые изменения в звучании и манере (меньше рока и эклектики, больше фолка и шаманства). Однако в целом, несмотря на нечастые, но регулярные появления на публике в родном городе, группа уже давно не существует как постоянный коллектив, а лишь собирается различными вариантами состава ввиду конкретных мероприятий.
Фото: концерт в "Эпицентре" (ноябрь 2001 г.). Слева направо: Ермаков, Рэп, Бузни, Крава, Урбанский.
Подозрение на хиппизм

середа, 16 вересня 2009 р.

Мамали, выступление на "Рок-чемодане-3" (финал)

MАМАЛИ выступили азартно и были там почти единственной группой, которую стоило смотреть (ну еще ЭТУАЛЬ). Звук унитазный, могу лишь утешить тем, что в реальности он был еще хуже, камера как-то скрадывает жуткий, бездонный ревер, постоянно висевший в зале. Впрочем, на "чемоданах" так было почти всегда. В связи с "финальным" выступлением МАМАЛИ интересен такой момент. Регламент концерта, как обычно, был очень строгий, предполагалось, что каждый коллектив исполнит по 2 песни. За несоблюдение регламента организаторы грозили страшными карами, типа дисквалификации и т.д. МАМАЛИ, которым было плевать на всякие места и призы, но хотелось поиграть подольше (зря что ли ехали?), пошли на хитрость. Играли без пауз, плавно переходя от одной темы к другой, благо, все оно - полуимпровиз. Таким макаром умудрились отыграть на одну песню больше. Правда Саша Скирда (главорг) где-то к концу 3-й телеги допер, что его подло кинули и вырубил порталы (звук сразу стал лучше!). Пацаны невозмутимо доиграли на одних мониторах и сошли со сцены под бурные аплодисменты. На предлагаемом видео все это хорошо видно и слышно, в том числе и возмущенный галдеж публики в момент отключения звука.

Мамали, р1999 "Концерт в ДК ЖРК"

Как гласит легенда, название этой керченской группы возникло из случайного диалога:
- Кажется, мама…
- А мама ли?
Имелась ввиду мама некого Жени Гудвина, хозяина помещения, которое новообразовавшийся коллектив пользовал в качестве репбазы. Мама располагала ключами и частенько вместо Гудвина открывала дверь во времянку зябнущим на мартовском холоде музыкантам…
Итак, дата образования – февраль 1996 г. Основу заложили двое сотрудников редакции керченского радиовещания Алексей «Лелик» Блажко (гитара, саксофон, вокал) и Алексей Лаптев (клавиши, вокал), щеголявшие музыкальным образованием. Вскоре к ним присоединились Виталий Ждамиров (барабаны) и Игорь Шувалов (бас). Стилистика определилась, по-видимому, не сразу, а в процессе бесконечных джэмов, но с самого начала и во всем несла преобладающий элемент творческой свободы, легко и беззастенчиво обзываемый «арт». Вскоре накрывается времянка Гудвина, и группа находит новую базу в военной части на Генмолу. Осенью 96-го появляется студийный дебют “Pinches Tiranitos”, записанный на рабочем месте, в радиоредакции. К сожалению, многие интересные и неожиданно прогрессивные идеи практически растворились в неадекватно-грязном звучании. Тем не менее, Крым тогда получил первый (и по сегодня – единственный!) альбом в стиле краут-рок. 30 ноября М организовали первый в городе за 4 года крупный сейшн, в котором поучаствовали практически все тогдашние керченские коллективы. Там же состоялся и концертный дебют М при весьма немаленьком стечении народа (400 чел.). В конце 1996 г. произошла замена басиста: Шувалова, ушедшего в армию, меняет Сергей Легкодух. Следующее выступление состоялось весной 1997 г., и на нем команда отыграла новую программу «Дым в лесу», за месяц до того записанную в военной части. В альбомной версии она была обрамлена изысканиями Лелика в области психо-визионерства, которое в его сольном исполнении называлось THE BЫDLOS. «Дым в лесу» впрыснул в манеру группы много эклектики – здесь прежние гитарные текстуры просвечивали сквозь джазовый саксофон и ф-но, разговорные интермедии и звуковые пейзажи чередовались с энергичными проигрышами. Все в целом давало повод считать эту запись скорее керченским “In The Wake Of Poseidon”, нежели продолжением ранней концепции коллектива. На концерте М предстали перед шокированной публикой в самодельных бумажных костюмах и, разорвав их под индустриальные ужасы «Корга» Лаптева, обрушили на неготовые уши панко-металлистов все вышеописанное. В итоге группа стала в народе, что называется, популярна за глаза. Было много разговоров о том, какие М крутые, но вряд ли многие честно понимали их музыку. После бесполезного выезда в Севастополь (с целью записаться на студии «Зурбаган») группа снова отыграла в Керчи на очередном, своими силами подготовленном сейшене (с вернувшимся в отпуск Шуваловым). В сентябре 1997 г. происходит событие, раз и навсегда изменившее музыкальный облик и само смысловое содержимое М – из состава уходит Лелик Блажко, вместо которого был взят более техничный и традиционный гитарист Глеб Диков. Также конец истории «старого» М знаменателен появлением духовой секции: Александр Лаптев (брат Алексея) – саксофон, Андрей Благаев – тромбон, Олег Голобородько – флейта. В таком виде коллектив отметился в клубе «2 капитана» (Симферополь) в 1998 г. и на сейшене в ДК ЖРК (Керчь) 20 февраля 1999 г. Это выступление, финальное на следующие 8 лет, было очень удачно записано, породив последний и самый качественный лонгплэй М старого созыва. Группа осталась верна своему спонтанному правилу: не повторять стилистику старых записей на новых. Звучание этой пленки абсолютно лишено агрессивной подачи «Маленьких тиранчиков» и сохранило совсем немного галюциногенного эстетства «Дыма в лесу». Джаз-роковые духовые, клавишный бас, относительно внятные тексты и настроение, рождающее ассоциации с тихо удолбанным АУКЦЫОНом – очень матерая и даже где-то попсовая (насколько это слово вообще применимо к М) программа. Лаптев тут показал себя с неожиданной стороны, выступив не только основным автором и вокалистом, но и сыграв одной рукой басовые партии, другой – клавишные. Через несколько месяцев коллектив прекращает существование, и казалось, что навсегда. Лелик, помимо сольного проекта, фигурировал в довольно известной одно время в Крыму группе pSCOFF, Лаптев уехал в Киев и после пары лет мытарств завязался с электронным проектом GORCHITSA (весьма известный и успешный ныне). Виталик Ждамиров, поиграв немного в группе НОЧЬ, основал рэггей-группу LIVITY, позже поменявшую название на КОРАДУБА. Именно этот коллектив и стал в итоге колыбелью нового М. Где-то в 2006 г. в составе возникает Лелик, и постепенно группа репетирует уже 2 параллельные программы: рэггей за авторством Ждамирова и нечто импровизное и трудноописуемое, являющееся продуктом коллективного творчества Лелика и остальных участников – Ждамирова, Григория (клавиши) и Саши Пыхова (бас). Когда же Лелик привлекает харизматичного вокалиста Олега Старикова (экс-ВЫРВАННЫЕ ЛЮДИ), лихо накидавшего псевдо-пафосные тексты на полуготовые музыкальные номера, стало ясно, что называться это может только М. В 2007 г. группа записывает альбом «Именем Джэки Чана!», успешно выступает на 3-м «Рок-чемодане» в Симферополе, выезжает в Донецк, а также регулярно концертирует в родной Керчи. Обновленная манера группы не нравится теперь только патологически серьезным людям, а звучание стремительно крепнет, благодаря репетициям и выдержанной годами игре повзрослевших музыкантов. Прошлый год также оказался богат на живые выступления по месту жительства, а также двумя выездами в Ялту: «Синани-фест-2» в сентябре и день рождения группы ВТОРЫЕ РУКИ 30-го ноября. Далее концертов не было – коллектив весь последний год находится в фантомном состоянии, лишь Ждамиров проявляет какую-то активность в связи со своим dub-проектом KoraDUBa.

Фото: Алексей Лаптев

Концерт в ДК ЖРК

четвер, 10 вересня 2009 р.

Алексей Любушкин и Георгий Афонин + Sound Sound, p1997 (?)

Алексея "Лео" Любушкина можно было наблюдать в течение 1996-97 гг. в переходе возле к/т "Симферополь". Там он вдохновенно и нереально хорошо пел под гитару всякую западную классику. По свидетельству очевидцев доходило даже до "Jesus Christ Superstar" (полностью!!!), в одиночку за Христа, Магдалину, Иуду и остальных - не зря осилил консерваторию по вокалу! Возможно, где-то в это время компанию в музицировании "для себя" ему составил добрый и одаренный разгильдяй Георгий Афонин - наверное, лучший симферопольский басист, которого я слышал лично. Думаю, что существовало 2 параллельные программы за авторством Лео: русско- и англоязычная. Последняя в итоге составила репертуар группы SOUND SOUND, 1997 г. Лео, впрочем, недолго проявлял интерес к проекту и вскоре свалил в Москву, оставив по словам Жоры, готовый коллектив в 9 душ и отрепетированную программу. До этого были, вроде бы, какие-то концерты, а также частичная запись русскоязычных песен дуэтом Лео-Жорик. После этого не было ничего. Лео несколько раз наезжал в Симферополь, но возобновления деятельности не наблюдалось. В последние годы о нем совсем ничего не слышно, а Жорик, к сожалению, погиб еще в 2000 г., попав под машину.
Осталась вышеупомянутая запись (скорее репетиция, судя по небрежным фразам Лео "достаточно, давай послушаем" или "здесь чуть-чуть элемент бита"), а также единственная англоязычная песня SOUND SOUND. До сих пор случайные слушатели отказываются верить, что песня эта записана в Симферополе, в конце 90-х, а не какими-нибудь английскими арт-роковыми монстрами в середине 70-х.

Leo

пʼятниця, 4 вересня 2009 р.

Владимир Ташкин, р2003 "Сакраментальная единица"

Последняя и лучшая на сегодняшний день запись Ташкина. Сделана в клубе порта при содействии Павла Кучуева (звук, запись) и Владимира Савчука (мастеринг). В следующем году уже стартовал состав НЕПАЛ, так что смысла в одиночно-акустических записях больше не было. Да и новых песен с тех пор - кот наплакал.

Сакраментальная единица

середа, 2 вересня 2009 р.

Colin Hay p2009 "American Sunshine" (review)

Австралиец Колин Хэй, 20 лет живущий в Америке, записал альбом доброй американской музыки, официально ушедший в народ 18-го августа.  Штатовские музыкознавцы, понятное дело, хвалят. Умиляются, что австралийский шотландец так тонко прочувствовал ихнюю, американскую суть... Ну, я вот тоже чего-то накорябал.

_________________________

Существует порода музыкантов, для которых развитие не есть стремление быть современным на манер Дэвида Боуи или изобретать все новые велосипеды как Фрэнк Заппа. Австралиец Колин Хэй – из таких. Ему, похоже, плевать, какие волны носили корабль мировой поп-музыки с тех пор как он в конце 70-х с коллегами по “Men At Work” встретил зарю австралийского «нью-вэйва», став во многом его творцом и прижизненным классиком. Для него вроде как не существовало синт-попа и инди-рока 80-х, техно и гранджа 90-х, нескончаемой лавины ревайвалов 2000-х всех мастей и расцветок. Стержень его музыки не претерпел никаких изменений, как не меняется ум буддийского практика при прохождении через него беспокойных вибраций сансары. Что, конечно же, никоим образом не говорит об отсутствии эволюции. Колин как музыкант и человек стал гораздо старше того, кто написал “Down Under” – песню, заложником которой он до сих пор остается. Если ради интереса сравнить дебютный “Men At Work” и последний сольник, найдутся различия в звуке (почти целиком акустическом в новой работе) и настроении (от молодого задора в грустно-уверенное «я знаю жизнь, брат»). “American Sunshine” и не претендует на прямое родство с ранним творчеством музыканта, а является продолжением серии сольников последних 10-15-ти лет. Но Колин Хэй - прежде всего сонграйтер. Те звуковые одежды, в которые кутались его песни разных времен, никогда не замещали самих песен, но всегда были их дополнением, сменным фоном. Это, вероятно, одна из причин, по которым Колин обожает самокаверы (на новом альбоме их тоже 2 штуки). Единственной неожиданной деталью пластинки мне видится наличие одноименного инструментала. В остальном это лучшее, что могло произойти после двухлетней давности альбома “Are You Looking At Me?”, своей крутостью, казалось, поставившего автора перед кризисом жанра. После такой хитовой программы держаться на прежнем уровне обычно невозможно. Но последняя работа, сильно уступая, все-таки звучит по-хэевски легко и даже содержит пару ярких вещей (“Broken Love” особенно). Пожалуй, логично, что при стаже и возрасте Колина акустический поп-рок с легким кантри-муаром выглядит солиднее неуклюжих закосов под молодость с помощью каких-то модных фишек или трусливых кивков в прошлое. Он все еще неторопливо идет по своему прямому как струна хайвэю в направлении горизонта, искаженного американским солнцем, степенный, чуть печальный, постоянный как сама жизнь.    

Владимир Ташкин, р2000 "Буксир"

Параллельно с распадом в 1998 г. ПОХОРОННОГО БЮРО Володя Ташкин, басист группы, сконцентрировался на сольном творчестве (первое выступление – май 1997). Его репертуар, резко контрастировавший с хулиганским психоделом ПБ, оказался весьма качественным и довольно быстро сделал Ташкина любимцем публики в родной Феодосии. Этому немало способствовали концерты в клубе феодосийского порта, регулярно проводившиеся под эгидой местного бардовского сообщества. 
В мае 1998 г. с помощью гитариста ПБ Павла “Пауля” Радькова (соло-гитара) и Павла Кучуева (клавиши, звук, запись) Ташкин записывает первую пленку «Прелести прошедшего дня», получившую широкое распространение в среде феодосийских друзей и знакомых. В песнях того времени преобладают умеренный надрыв и ностальгические настроения взрослеющего хипана из приморской провинции.
Следующий год принес новые хорошие вещи и очень удачное выступление на летнем фестивале “АкуРок-1999” в том же клубе порта, утвердившие Ташкина в ранге местной “звезды”.  Однако, его деятельность, как музыкальная так и житейская, в течение 2000 года постепенно перемещается в Киев. Первое серьезное некрымское выступление состоялось у него еще в 1999 г., на фестивале в Славутиче. 
К крупным феодосийским событиям можно отнести появления записи новой программы “Буксир”, летом 2000 г., сделанной опять же с помощью Пауля и Кучуева. По форме это тот же полубардовский вариант (2 акустические гитары и голос), однако более интересен материал. Такие вещи как “Вращения”, “Сансара” и, особенно, “Свободный, горячий” обозначили новые темы в лирике Ташкина и концентрированную самобытность его манеры. Неудивительно, что запись пользовалась успехом в родном городе и получила некоторое распространение за его пределами. 

В последующие годы Ташкин регулярно появлялся в Феодосии на очередных “Акурках”, а в итоге и вовсе перебрался обратно на родину. В сентябре 2003 г. записан очень взрослый и сильный альбом “Сакраментальная единица”. Здесь Ташкин продемонстрировал необычайно трепетное отношение к музыкальной стороне дела, и хотя это снова “песни под гитару”, но в данном случае аудиоряд вовсе не выглядит бедно. С июля 2004 г. Ташкин периодически входит в оргкомитет очередных фестов в клубе порта. Где-то в это же время была основана группа НЕПАЛ, где песни Владимира исполнялись практически полным составом ПОХОРОННОГО БЮРО (без Черного). В течение последующих лет коллектив нерегулярно отмечался на разнокалиберных феодосийских сейшенах, но ареал выступлений расширять не стремился. Последующие изменения состава, сотрудничество с хорошим автором Владимиром Бижаном оказывают естественное влияние на ход событий и на музыку НЕПАЛа.

Вконтакте

Фото: на фестивале "Акурок-27" (клуб порта, 4.12.99)

Буксир

вівторок, 1 вересня 2009 р.

НУ! р1998 "Архив"

Один из особо устойчивых ялтинских мифов. При этом устойчивость его не была обусловлена ни долговечностью коллектива, ни его плодовитостью, а представляла собой продукт мифотворчества почти в чистом виде.
Существование феномена под названием “группа НУ!” довольно долгое время после фактического развала состава усиленно подогревалось экс-лидером НУ! Василием “Бородой” Тащаевым – личностью вполне легендарной и мифотворческой.
Первое подобие коллектива обозначилось в 1995-96 гг. В этот же период родилось и название, первоначально имевшее расшифровку “Надо уметь!” по известной песне Е. Летова. Отсюда можно вывести и основную канву творчества – ранние песни Тащаева несли печать сильного влияния адепта сибирского панк-рока. Барабанщик Сергей “Джим” Герасимов и оба гитариста Александр “Рэп” Туней и Денис Широков вполне вписывались в актуальность текущего момента. Однако, развития этот вариант не получает, а первое выступление группы происходит только летом 1997 г. на сейшене в ЯМУ с помощью гостей из Питера – музыкантов замечательной группы ЯГ МОРТ (гитара и бас). По-настоящему сформированный и более-менее цельный состав приносит зима 1998 г.: Василий Тащаев – гитара, вокал; Александр Туней – соло-гитара; Сергей Герасимов – барабаны; Сергей “Пил” Пилипчак – бас-гитара. Приход Пила в группу заметно качнул творческий маятник в сторону прогресса. За зиму-весну были обкатаны и частично записаны (правда, в подвальном качестве) новые вещи Василия, которые составили, пожалуй, самую аутентичную и интересную его программу рок-н-ролльного периода. В целом это уже совсем не напоминало эстетику Г.О., вследствие чего аббревиатурное значение названия потеряло смысл.
К сожалению, данному составу не суждено было отыграть ни одного живого выступления. Несмотря на то, что потенциал команды был на тот момент необычайно велик, а такие хиты как “У окна”, “Рэггей” и “Вот это да!” вывели бы НУ! в однозначные лидеры местной скудной сцены, Василий в начале лета распускает команду “по идейным соображениям”. В июле 1998 г. остаток состава выдает очень слабое посмертное выступление на фестивале “Woodstock – дело тонкое” и разбегается окончательно.
Василий на год пропадает в Симферополь, Рэп уезжает в Москву, по возвращению откуда в 2001 г. входит в состав группы ХЕРЕС ЯНГ, Джим остается совсем не у дел, а дальнейшая судьба Пила связана с группами ВТОРЫЕ РУКИ (1998-2002 гг.), THE BLUESNAILS (2002 -2006 гг.), ВНЕ ФОКУСА (2006 – 2008 гг.) и НА ГРАНИ (с 2009 г.)
После возвращения Василия в Ялту осенью 1999 г. получает рождение собственно миф о якобы живой группе НУ!, который продержался где-то около 2-х лет, то есть примерно столько же, сколько сама группа.
В реальности за прошедшее с момента распада время имело место несколько сольных выступлений Василия в акустическом формате (бардовский фестиваль им. Артура Григоряна, январь 2000 г.; сейшена в Гаспре (февраль 2002 г., март 2005 г.); квартирник в Симферополе, январь 2003 г.), а также вялая попытка раскрутить электрический проект ПРИДАТЕЛЬ (2002 г.). В последние годы Тащаев отчасти из лени, отчасти естественным образом склонялся к бардовско-шансонному репертуару, как по форме, так и по наполнению. Параллельный рок-репертуар, впрочем, все еще был очень хорош. Последнее выступление, нетрезвое и сумбурное, наблюдалось на квартирнике в Ялте (апрель 2007 г.), после чего Василий окончательно меняет место жительства на российскую глубинку.


Этот сборник в первой его редакции я собрал еще давно, на кассете. Состоит он из нескольких проб записи начала 1998 г. – единственного по-настоящему плодотворного периода существования группы. Как обычно в таких случаях я не особо смотрел на качество, а цифровал даже самые кривые (но единственные!) версии некоторых песен. А шо вы хотели? Это просто рабочие записи рок-н-ролльной группы, ценные прежде всего волшебной атмосферой того возраста, когда играли с рвением и энергией, и не боялись нагло лажать, и получалось весело. Весело! Потому что знали, блядь, каким-то шестым местом, что музыка – это нихуя не «гибсон» за 3 косаря и не пиздец какая беглость пальцев, а нечто совсем иное… Ладно, хватит лирики. На самом деле больше половины песен записаны не совсем погано, можно даже расслышать тексты. В связи с этим интересно проследить динамику творчества Василия – от небесталанного подражания Летову («Подземный переход», «Ничего не будет», «Депрессивная агрессия») до более тонкой и богатой образности поздних вещей («У окна», «Рэггей», «Ты появилась»). При этом аранжировки и мелодизм весьма живые, а саунд (там, где он прослушивается) своей расхлябанностью и архаичностью (допотопный пленочный ревер, гитары «Урал» и «Форманта») местами напоминает какой-то Velvet Underground из соседнего села.

Фото: Василий на сейшене в Гаспре (февраль 2002 г.) с новой программой в стиле панк-шансон
НУ!

четвер, 13 серпня 2009 р.

Игнач-крест, р1997-2003, акустическое живье

В силу разных обстоятельств ИГНАЧ-КРЕСТ за свою неровную историю сыграли гораздо больше "резаных", акустических выступлений, чем полноценных электрических гигов. Это, конечно, всегда было бедой группы, ведь именно в электричестве ее "золотой состав" наиболее эффектно срывал народу башню. Полностью оценить ИК без, например, театральных выходок Шумы или безумных инструментальных номеров, которые попросту не звучали бы в акустике, на камерных посиделках с гитарами не представлялось возможным. Да и Альберт, по-моему, пел увереннее, когда у него за спиной стоял мощный бэнд-саунд. Тем не менее, был у всяких квартирников и клубных тусовок один плюс - они, в отличие от электрических концертов, чаще записывались. Именно благодаря этому в записи (хоть какой-то) существуют вещи, которые уже вряд ли когда-нибудь зазвучат в исполнении группы. В эту подборку я включил, как мне кажется, наиболее интересные моменты из 4-х выступлений, произошедших на протяжении почти всей истории старого ИК в разных вариантах состава - от дуэта до квартета. Ни в одном из них, к сожалению, не фигурирует Шумский. Даты и места проведения сейшенов есть в винамповских тэгах, которые я на этот раз заполнил. Песни очень разнятся. Тут есть как чудные образцы традиционного "игначевского" фолка (красивейшая "Доброй воли степь", корневые "Частухи" или дремучий эпос "Поход на Югру"), так и в определенном смысле "незаконнорожденные" темы, из которых особенно стоит выделить "Прогулочку" - идеальную панк-песню и ранний суперхит ИК, написанный Альбертом в соавторстве с неким Прохором, лидером фантомной симферской панк-группы ГИТЛЕР-ЮГЕНД НАТЮРЛИХ. В альбоме "Мора" из этой сборки есть только первая и последняя вещи.

Фото: последнее полноценное выступление старого состава, 22.06.99, клуб "13 граней", Симферополь. Слева направо: Брагин, Цветков, Альберт, Шкурик

ИК-акустика

неділя, 9 серпня 2009 р.

Нашлись и потерялись, р1997

Севастопольский коллектив, объединивший самые разные стилистические элементы (от рэггей и фолк-психодела до софт-рока), но обладавший в то же время специфическим, характерным настроением. Языковой арсенал текстов включал русский, украинский и английский. 
Время основания – лето 1993 г. Состав лета 1997 г.: Виталий Гончар – гитара, вокал; Геннадий Большаков – бас-гитара; Александр Трухтанов – ударные; Александр Золотарчук – гитара, вокал; Андрей Дайнеко – губ-гармошка, перкуссия, вокал; Александр Арнаут – перкуссия, вокал, звук; Ольга Пантелеева – флейта. 
Наибольшая активность НиП отмечена в 1997 г., когда группа участвует в “Червоной руте”, выступает в клубе “Бункер” и делает рабочую запись в детском театре (в рефрене рэггей “Джанка” звучит хор его воспитанников). В 1998 г. НиП посетили Ялту, выступив в дискотеке “Пляж”. После этого состав покидает барабанщик, и группа более не функционирует. К большому сожалению, мне известна лишь одна запись НиП общей длительностью звучания минут сорок.  
Летом 2008 г. группа отметила свое 15-летие, выступив в оригинальном составе на «Космофесте», в родном Севастополе. 

Фото: на "Космофесте", лето 2008 г.

НиП

четвер, 6 серпня 2009 р.

По барабану, р1991-95 "Когда луна"; р1993 "Live in Freiburg"

Один из лидеров симферопольской “первой волны” начала 90-х. Переименовались из более ранней панк-команды РоВД. Основатели группы – близнецы Дмитрий (гитара, вокал) и Эдуард (ударные) Митгарцы (в народе – Электроники) к 1991 г. решили кардинально изменить курс в сторону рэггей. Уже первые вещи обозначили явный хитмэйкерский талант, за который почти полностью можно было простить колхозность исполнения.
В последующие несколько лет ПБ участвуют практически во всех симферопольских акциях в связке с такими группами как ШАЛТАЙ-БОЛТАЙ, ОСТРОВ КРЫМ, а позже и FRENO DE PEDALES. Также были замечены выезды команды за пределы столицы, в частности, на 3-хдневный фестиваль в Ялту (август 1993 г.) с участием Ника Рок-н-ролла, КРЕСТНЫХ ОТЦОВ, АРМАГЕДДОНа, 11 DAYS и др. Апофеозом гастрольной деятельности ПБ стал беспримерный трип с концертами в Чехию и Германию (осень 1993 г.), по тамошним клубам. Во Фрайбурге группа даже подверглась радиоинтервью.
Нужно отметить, что дилетантское владение инструментами никак не мешало Электроникам и компании довольно внимательно относиться к природе рэггей, как в музыкальном, так и в идеологическом смысле. Обладая кроме того мощной хитовой программой, ПБ были одним из наиболее светлых и необычных моментов тогдашней симферопольской сцены.
В конце 1995 г. практически весь состав эммигрирует в Израиль (поближе к Эфиопии???), и группа более не существует. Незадолго до этого эпизодические опыты записи за все года были собраны в компиляцию “Когда луна”, куда вошла практически вся обойма лучших вещей. В дальнейшем такие боевики как “Пидоры”, “Чики-пики-рэггей”, “Осень”, “Ту-туру-туру-чик” исполнялись как другими симферопольскими командами (ШАЛТАЙ-БОЛТАЙ, НЕБРИТОЕ ЯБЛОЧКО), так и просто уличными музыкантами.

Фото: вариант обложки несостоявшегося трибьюта ПО БАРАБАНУ

Когда луна
Freiburg

вівторок, 4 серпня 2009 р.

Алексей Клепиков, р1996 "Для Дианы Летовой"

Одна из ранних записей Клепикова, наиболее полно представляющая его творчество начала-середины 90-х. Возникла в период несколько восторженного знакомства с Лехой студентов ФЕНа СГУ и в частности Дианы Летовой, которая впервые и привела его в 4-ю общагу. После целого вечера прослушивания этих песен вживую, ряд присутствовавших товарищей пожелал иметь их и в записи. Диана, выразив чаяния общественности, попросила Леху напеть все это на магнитофон, что он и сделал весьма вдохновенно. По сути это его тогдашняя программа почти в полном объеме. Качество, понятное дело, не блещет, но лично я эту пленку в свое время заслушал до дырок и до сих пор считаю ее самой удачной по настроению и составу песен. Следующие 4 года (как, впрочем, и до того) Клепиков толком не записывался, так что благодаря именно этой почти случайной просьбе Дианы в народ пошли такие хитовые вещи как "Между двумя городами", "Где же вы?", "Антигравитация" и другие. 

Фото: концерт в СГУ, 1994 г.

Для Дианы Летовой

понеділок, 3 серпня 2009 р.

Алексей Клепиков, р2000 "Приметы времени"

Автор-исполнитель Алексей Клепиков приехал в Крым в 1992 г. и поселился в Cимферополе. Его участие в тогдашней музыкальной жизни столицы автономии ограничивалось редкими акустическими выступлениями и неудачными попытками собрать состав (носивший одно время название "Война с эскимосами"). Однако именно в период 92-97 гг. Клепиков написал подавляющее большинство песен, позже принесших ему известность в узких кругах любителей квартирных и акустических сейшенов. Главное отличие и преимущество его перед другими авторами, работающими в том же формате, 
состояло в том, его песни легко ложились на слух, но при этом не были похожи ни на модные 
новинки пост-совкового рокопопса, ни на загнивающих ортодоксов "русского рока". Кассеты и диски с его записями, передаваясь из рук в руки, через множество копий обошли достаточно много людей в Симферополе, Ялте и Феодосии. Редкие концерты посещает, как правило, всего 30-40 человек, однако, как заявил сам Алексей в интервью газете "Ялтинские вести" весной 2003 г., его вполне устраивает статус локального исполнителя, и связываться с шоу-индустрией ему неинтересно. Его музыкальная простота и мелодизм уходят корнями в глэм-рок 70-х и пост-панк 80-х, а житейская мудрость стихов местами перекликается с отдельными вещами Гребенщикова и Наумова. При этом оригинальная манера исполнения, достаточный процент самоиронии и выдающийся музыкальный вкус 
делают его одним из самых своеобразных и качественных авторов в Крыму. К сожалению, эти же качества во многом мешали ему собрать подходящий состав, так как музыкантов, способных сыграть его музыку просто и красиво, очень мало. Однако в сентябре 2003 г., на фестивале в Гагаринском парке Клепиков представил-таки очень адекватный электрический состав. Выступление группы ДОРОГА стало, пожалуй, самым живым и запоминающимся в тот вечер. Но коллектив не продержался вместе и года, сыграв несколько хороших концертов в Симферополе, Севастополе и Ялте. Зато Клепиков 
написал несколько новых хороших песен. В декабре 2007 года случилось его первое за многие годы некрымское выступление на квартирнике в Киеве, которое повторилось год спустя на расширенном варианте этого мероприятия (акустический фестиваль Владимира Коротича). Кроме того в течение первой половины 2009 г. имело место несколько сольных концертов в киевском клубе "Филин". В настоящий момент делаются попытки работать над новой записью, в которую должно войти большинство новых песен, ранее не зафиксированных в аудио.

"Приметы времени" - это, вероятно, одна из первых цифровых записей, сделанных в Симферополе. Экзотический и таинственный по тем временам способ аудио-фиксации предоставил компьютерно-грамотный Рома Колисецкий, работавший в то время в СГУ. Сыграно все живьем, минимальным составом (акустическая гитара, бас, перкуссия), записано буквально на лету, за одну сессию. Очевидно, поэтому присутствует цельность звука и настроения, позволяющая назвать эту работу единственным полноценным альбомом Клепикова, несмотря на достаточно случайный выбор песен. Дата записи совпала с 40-летним юбилеем Башлачева - отсюда присутствие неожиданного кавера. 

Вконтакте

Фото: На открытии клуба "13 граней" (Симферополь, май 1999 г.). Слева направо: Павел Бузни, Алексей Клепиков.

Приметы

неділя, 12 липня 2009 р.

Свои враги, р1997

Одна из сильнейших севастопольских формаций второй половины 90-х. Образована в 1996 г. бывшими музыкантами группы ИВАН КУПАЛА Константином Ажищевым (бас-гитара, вокал) и Игорем Тихоновым (гитара), к которым присоединились экс-гитарист ДОХЛОЙ ЛУНЫ Александр Овчинников и Дмитрий Горобец (барабаны), участвовавший ранее в группах ГОРОД и GREEDY VILLAGE. В этом составе СВ заиграли поначалу хард-н-фанк в довольно тяжелой трактовке, записав первое демо из двух песен “Не прет” и “Дай мне шанс”. Вскоре, однако, к группе присоединилась духовая секция в составе саксофониста Виктора Никулина и тромбониста Андрея Череваня, что привело к эволюции манеры СВ в задорный и мелодичный фанк-рок. С этого момента изюминкой команды стал помимо сильного и узнаваемого вокала Ажищева органичный сплав духовой поддержки с форсированным гитарным саундом. Впечатление усиливали тексты, наполненные иронично-хулиганским восприятием действительности, но не лишенные и специфической “вражьей” лиричности. СВ быстро получают известность в родном Севастополе, выступая на всевозможных городских мероприятиях (в т.ч. в “Бункере” и на фестивале “Моторрок”) и записывают своими силами рабочую пленку длительностью примерно в 25 мин. (1997 г.). Однако, в 1998 г. СВ вначале покидает Тихонов для участия в группе ЛОРЕН ДИТРИХ, а затем уходит и духовая секция “по ряду причин совсем не творческого характера”, как утверждают сами “враги”. Прозябание в качестве трио длилось около года, после чего в составе ненадолго появляется Сергей Соколов (вокал, гитара) из той же группы ЛОРЕН ДИТРИХ, с которым была записана песня “Иду с работы”. Вскоре происходит символичный обратный обмен гитаристами, и на место Соколова возвращается Тихонов.
Оригинальным составом СВ предпринимают выезд в Ялту на фестиваль Yalta Jam-2000 (конец ноября 2000 г.), выступив в основной программе феста (во 2-й день) и на гала-концерте (3-й день). Вскоре после этого Костя Ажищев эмигрирует в Москву, и команда более не функционирует в постоянном режиме.
2002 г. ознаменовался временным возвращением лидера, вследствие чего группа дала несколько концертов в Севастополе и совершила повторный выезд в Ялту на один из предвыборных фестивалей (весна 2002 г.). Незадолго до этого была сделана также новая запись, однако на момент приезда группы в Ялту она все еще оставалась в виде несведенных дорожек. В дальнейшем Ажищев воскресил некоторые черты СВ в коллективе НА ТРОИХ.
За время существования группа СВОИ ВРАГИ успела замечательно проявить свой могучий хитовый потенциал. Такие вещи как “Праздник”, “Мало перца” и другие могли бы стать украшением любого общекрымского сборника. К сожалению уникальная манера команды и ее редкий в наше время техничный драйв так и не были должным образом увековечены в аудио-носителях.

Фото: на фестивале "Yalta Jam-2000"

Vragi

пʼятниця, 10 липня 2009 р.

Дмитрий Гладченко, р2001 "100 пудов"


Об этой пленке мне известно немного. Примерно так звучали электрические выступления НЕБРИТОГО ЯБЛОЧКА - Диминой группы 2000-2001 гг. Что не удивительно, принимая во внимание участие в записи его "яблочного" компаньона - известного симферопольского сессионщика Тихона (ОСТРОВ КРЫМ и УНДЕРВУД помимо всего прочего). Состав предельно простой: Гладченко (хиты, вокал, бас-гитара); Тихон (гитарный чес, бэки) плюс минимальный барабанщик,  имени которого я не знаю. Писались живьем на студии "Новый день". Репертуар включает как песни времен СТРАШНЫХ СКАЗОК, так и более поздние вещи. Показательно, что на записи, где нет ни одного гитарного соляка и ни одной "умной" песни, уместилась широкая гамма настроений и густой полистилистический навар. С Гладченко не заскучаешь!

UPD-2012, dec.: Димина жена Лена поделилась такой инфой. "Запись сделана в Москве. Вокал, гитара - Дмитрий Гладченко (Куби); бас - Дмитрий Дмитриенко (Михалыч); барабаны -тоже Дмитрий (Тёрыч)". Так что все вышесказанное по поводу крымского происхождения этой записи просьба считать моим личным косяком :)

Фото: Гладченко в составе FRENO DE PEDALES, август 2001, клуб "Город солнца" (Гаспра), фестиваль "Rockabilly Gul-gulum"
100 pudoff

середа, 8 липня 2009 р.

Юкс, р1997 "Сейшн в общ. №4 СГУ, 24.04.97"

Юра Юкс в 1987 г. играл у Ника Рок-н-ролла во ВТОРОМ ЭШЕЛОНЕ. В последние годы он - активист скаутов Симферополя. Где-то в промежутке была группа ЮКС, состав которой, по-видимому, регулярно менялся. На камерный сейшн в "биологическую" 4-ю общагу СГУ Юкса, которого там никто не знал, привел Миша Гагарин (в тот момент - группа CHESH & THE DON'T). Выступил он последним, совершенно незапланированно, под полуимпровизный аккомпанемент музыкантов Гагарина, самого Миши на гитаре и Вити Трускалова (группа ВЖБЖ) на бонгах... Я зашел в помещение на пару секунд забрать свою гитару и в итоге остался там еще минут на сорок. Юкс очень уверенно наполнил маленький зальчик своей странной, мрачноватой эзотерикой, то наборматывая и негромко напевая нечто среднее между Дамо Сузуки и Эдмундом Шклярским, то внезапно взрываясь воплями кульминации индейских костровых камланий. На фоне белобрысого Вити с безумными глазами и полуголого Гагарина в сварочных очках все это было настоящим культурным шоком для неискушенной общажной публики, привыкшей к более понятным ИГНАЧ-КРЕСТу и ТЕХНИКЕ БЕЗОПАСНОСТИ.
От этого магического действа осталось 4,5 песни, записанные "с воздуха" на магнитофон "Весна". Правда, хозяин магнитофона утверждает, что была полная версия, но найти ее так пока и не удалось. Ввиду поганого качества, ценность запись имеет археологическую, но вполне удачно передает галюциногенную атмосферу выступления этого разового состава.

Фото: Юра Юкс, март 2010

ЮКС

Имеет место кое-какая активность автора в сети: вот и вот

Deja Vu, p2005 "Live на студии "Новый день"

Авторский пресс-релиз фронт-вумена команды Светы Паниной для крымского музыкального портала "Буй":

Группа «Deja Vu» (Симферополь) дата образования: январь 2005 года. 

Состав:
Панина Светлана - авторство песен, вокал, гитара.
Мятка Дмитрий - гитара, аранжировка;
Светлов Виктор - бас-гитара;
Столяров Алексей - ударные, аранжировка;
Меджитов Рустем, Лагутин Александр - духовые.

Группа «Дежавю» - это коллектив звуколюбов, полных энтузиазма и здорового авантюризма. Чем еще объяснить, что, просуществовав чуть более трех месяцев, группа рискнула озвучить плоды коллективного творчества? Что из этого вышло - судить слушателям, а о планах на будущее лидер группы Светлана Панина говорит лаконично: 
Будем искать свой стиль, свой звук. Будем искать своих слушателей - эти люди должны обладать, прежде всего, чувством юмора. 

Зато о каждом музыканте у вокалистки коллектива и по совместительству Светланы Паниной найдется немало слов... Некоторые из этих слов нельзя писать в приличных местах, поэтому здесь приводятся лишь краткие тезисы ее высказываний:

Профессиональных музыкантов в группе практически нет, а те, которые есть - осваивают на репетициях инструменты, к которым их не подпускали в детстве. Например, ударник Леша Столяров с шести лет учился играть на аккордеоне только для того, чтобы выгодно продать его и купить барабанные палочки. Кстати, в своей группе «Оранжевый Огурец» Алексей играет на гитаре и пишет тексты и музыку... Леша - «человек-оркестр», но любим мы его не только за это...
Вдумчивый и музыкальный гитарист Дмитрий Мятка, способен удивить не только интересной интерпретацией музыкального замысла, но и особенным чувством музыкального стиля. Звуки его гитары, в определенном смысле, составляют стержень всей музыкальной композиции.  
Несгибаемый и бескомпромиссный Виктор Светлов способен жестко раскритиковать работу всей группы и каждого музыканта в частности, при этом особенно требователен и придирчив, прежде всего, к себе. Но это, по-видимому, общая черта всех начинающих бас- гитаристов. 
Сейчас даже странно вспомнить, как в самом начале репетиций коллектив существовал без духовой секции. Однажды на репетицию к группе, которая даже и не подозревала, что будет называться «Дежавю», заглянули Рустем Меджитов и Лагутин Саша. Послушали они, послушали и решили: «Дело - труба!». Теперь заглядывают регулярно, несмотря на занятость в группах «Кожаный Олень» и «Оранжевый огурец». Партии духовых инструментов заметно оживили музыку. Кроме того, вид раздувающих щеки Рустема и Александра способен поднять настроение даже бас-гитаристу.
Что касается художественного руководителя, идейного вдохновителя и просто блондинки этого секстета Светланы Паниной, то она заявляет, что говорить о себе хорошие слова - нескромно. А плохие - неприлично... Потому что должна быть в женщине какая-то тайна!
____________________________

Эти три песни - единственная студийная фиксация творчества группы, прожившей всего около года - писались по схеме "заскочили-в-студию-на-5-минут". Вероятно, поэтому так досадно опущены ниже плинтуса духовые. Но несмотря ни на что, запись до сих пор является полноценной и почти единственной струей свежего воздуха в затхлой атмосфере современной симферопольской сцены. Вообще Панина - тот случай, когда как-то особенно печалит отсутствие прилично записанной электрической программы.

Вконтакте

Deja Vu

вівторок, 7 липня 2009 р.

Игнач-крест, р1997 "Мора"

Один из самых интересных продуктов СГУ второй половины 90-х, сформированный студентами истфака Альбертом Пирожковым (гитара, вокал, музыка, тексты), Александром Цветковым (барабаны) и Дмитрием Ломакиным (соло-гитара) в начале 1996 г. К моменту первого выступления (с. Лозовое, 27.04.96) состав дополнили Владимир Шкурко (бас-гитара) и Андрей Шумский (блок-флейта, баян), который особенно хорошо вписался в фолк-роковую эстетику группы. Название группы определилось увлечением основного автора идеи и материала историей древней Руси – в концепции текстов причудливой вязью сплетались языческие и православные темы, замешанные на идейном рок-аутсайдерстве. Сам топоним “Игнач-крест” относится к месту, где монголы, шедшие весной 1238 г. на Новгород, повернули обратно, не дойдя до города 100 верст.
В мае Ломакина меняет Дмитрий Брагин, который составил с Шумским уникальный тандем, ставший визитной карточкой коллектива. Данный состав так и остался самым лучшим за всю историю ИК. Организовав и сыграв за период 1996-1997 гг. несколько концертов в стенах Alma Mater, группа приобрела известность в университетских кругах и по праву стала считаться хэдлайнерами всех мероприятий в окрестностях студгородка. Венчала этот период единственная студийная работа ИК – программа “Мора”, записанная под чутким звукооператорским руководством Алексея Клепикова на репетиционной точке группы, в ночь с 30.04 на 01.05 1997 г. К сожалению многие хиты тогдашних выступлений не вошли в эту запись и ныне утеряны для потомков. Одновременно, летом 1997 г. начинаются проблемы с Шумским, бывшим в тот момент одним из ключевых составляющих звучания ИК. Его бесконечные уходы и возвращения не добавляют коллективу стабильности, и последующие два года проходят весьма непродуктивно. Группа эпизодически появляется на незначительных мероприятиях (акустика во дворце пионеров, октябрь 98-го; сборный сейшн в общ. № 6 СГУ, декабрь 98-го) а на качестве выступлений сказывается весьма нерегулярный график репетиций. К осени 1998 г. у Пирожкова практически готова новая программа, но в это время участие в группе уже большей части состава находится под вопросом. В этот период (1998-1999 гг.) Пирожков периодически ищет нового соло-гитариста, а на концертах в качестве приглашенных музыкантов фигурируют Виктор Трускалов (барабаны) и Павел Бузни (бонги). Лишь 22 июня 1999 г. ИК оригинальным составом (без Шумского) играет в клубе “13 граней” последнее из своих лучших выступлений, включив в два отделения программы все ударные хиты. Это был последний до сих пор выход на сцену Саши Цветкова, после чего он окончательно переключается на карьеру юриста. Также на долгое время выпадает из жизни группы Дима Брагин, а Пирожков и Шкурко остаются вдвоем. Нежелание Альберта проявить гибкость и найти других музыкантов еще более тормозит процесс. 4-го декабря 1999 г. составом Пирожков-Шкурко-Бузни группа предпринимает выезд на фестиваль “АкуРок-27”, в Феодосию, не вызвав там понимания своим на удивление вялым выступлением. По сути, это и было последним действием коллектива в его старой ипостаси. История ИК первых 3-х лет нового тысячелетия знаменательна, пожалуй, лишь возврашением Брагина в 2000 г. и обретением нового барабанщика Коли (экс-СУШАТ ОЛОVО). Тем не менее, вследствие ухода теперь уже Володи Шкурко, коллектив влачил существование в форме акустического дуэта Пирожков-Брагин, изредка выступая на квартирниках и других локальных мероприятиях. Диктат житейских приоритетов в конечном счете свел на нет существование последних осколков старого состава. Группа пропала из поля зрения аж на 5 лет, и казалось, что насовсем. Тем не менее в начале прошлого года Альберт умудрился набрать новый состав и заметно утяжелить звучание. С тех пор было, правда, лишь единственное короткое выступление на одном из сборных симферопольских сейшенов (зима 2009 г.).

Мора

Похоронное бюро, р1994-1995 (compilation)

Хотел было запостить полностью пленку «Мухамор», но, подумав, решил, что это будет несправедливо по отношению к хитам других записей 1995 г. К тому же все раннее творчество ПБ (то есть то, что было до «7Б») являет собой редкие самородки ярких телег, затерянные в мутной воде проходного и откровенно слабого материала. Так что, кажется правильным сделать из всего этого один хороший сборник, ведь и сами пэбэшники собрали любимые вещи со всех альбомов в авторскую компиляцию «ЗэБэ100в». Моя сборка получилась раза в два короче, но зато это сугубый концентрат.

ПС: Кстати, спасибо ПБ за скурпулезную и бережную оцифровку всех главных альбомов - редко кто из групп так заботится о своем наследии тех времен!

Фото: "Похоронное бюро", май 1998 г., после финального выступления в "Ближних Камышах" + Женя Цинклер ("друг семьи", а в недалеком будущем - автор идеи и главред  газеты "Тромбы катакомб"). Слева направо: Пауль, Женя, Дирли, Ташкин, Черный.

ПБ1994-1995

вівторок, 30 червня 2009 р.

Похоронное бюро, р1996 "7Б"

Феодосийская панк-легенда местного значения. Некоторую известность за пределами родного города получила лишь спустя два года после распада.
Основана в 1991 г. троицей школьников-распиздяев: Сергей “Черный” Пасько, Вечеслав Ельяшевич и Владимир Ташкин. Вскоре в коллектив вливаются Павел “Пауль” Радьков и Сергей Шахов из группы ПАНК БОЙЗ, а Ельяшевич, поучаствовав в нескольких попытках записи, отходит от дел.
Зимой 1993 появляется пленка “Холодная зима 93-го”, а также происходит выступление на смотре самодеятельности в СШ №13. Запись программы 1994 г. “Пропан-бутан” производилась уже без Шахова, которого впоследствие меняет Александр “Санечка” Светличный. В таком составе группа претерпела эволюцию от инфантильного подражания до собственной трактовки грязного гитарного звука и стеб-лирики. Программа этого периода уже содержала ряд полноценных хитов – это такие вещи как “Собака”, “Мухамор”, “30-е числа”. Лучшая пленка богатого на записи 1995 г. – “Мухамор” с уверенно-дилетантским гаражным звучанием. Примерно тогда же четко определились роли музыкантов: Черный (типа, лидер) – гитара, вокал, автор песен; Ташкин – бас, автор песен; Пауль – соло-гитара, автор песен; Санечка – барабаны. 
В 1996 г. в команде образуется новый барабанщик Алексей “Дирли” Линьков. Найдя свой эксклюзивный стержень, музыканты ПБ продолжают оттачивать стиль и учиться играть. Недолгий распад предваряет запись 4-х песен, составивших миньон “Весна”. После воссоединения состава группа записывает программу целиком с низким тяжелым звуком, созданным звукооператором-металлистом. В результате рождается самый эклектичный и зрелый лонгплэй ПБ – “7Б”, названный так, поскольку Черного на следующий день после записи должны были мобилизовать. Гитара Пауля расцвела здесь неожиданно пышными жужжащими трелями с очень блюзовым оттенком, а наивный стеб в текстах на 70% сменил мрачный саркастический пафос. “Гном”, “Он возвращается домой”, “Загадочное убийство” и другие хиты этой записи ставят ее в ряд с лучшими крымскими работами второй половины 90-х.
Ряд выступлений в Феодосии и Приморском, сыгранных в 1996-98 гг. подвел черту под историей ПБ. Единственный выход “на люди” за пределами района произошел в севастопольском “Бункере”, апрель 1998 г. Последнее выступление коллектива состоялось на сборном сейшене в Ближних Камышах 9 мая.
В следующие пять лет экс-участники ПБ неоднократно делали попытки объединиться вновь то в Москве, то в Феодосии. Имеет место довольно удачное сольное творчество Черного (проект АСТРОНОМИЧЕСКАЯ ОБСЕРВАТОРИЯ, а ныне в составе московской группы ФАРШ) и Ташкина (группа НЕПАЛ, вместившая на начальном этапе истории почти весь состав ПБ), обнаруживающее мало общего со стилистикой их бывшей команды. Летом 2005 г. состоялся разовый реюнион ПБ в честь празднования 13-летия группы 5 июня в феодосийском ДК.
ПБ – одна из наиболее плодовитых крымских групп. Их 10 с лишним альбомов за 5 лет – редкость даже в общесоюзных масштабах.
Фото: 1995 г. Слева направо: Санечка, Ташкин, Пауль, Черный

Мамали, р2007 "Именем Джеки Чана!"

Керченская группа МАМАЛИ конечно же достойна подробной исторической справки. И она будет в дальнейшем, поскольку, естественно, это не последний пост, им посвященный. Сейчас важно то, что данная запись, пока последняя в аудио-наследии МАМАЛИ - редчайший случай на провинциальной сцене, когда можно без натяжки говорить о мировом (сиречь, неместечковом) уровне музыкального мышления. Это раскаленная добела точка соприкосновения постмодернистского эстетства и панк-куража, дискотечного "давай-давай!" и созерцательной интровертности, замешанных на ненавязчивом, но вполне уловимом местном колорите. Музыкальные аналогии многочисленны и узнаваемы, но подаются настолько живо и естественно, что не мозолят уши, а лишь рождают желание мурлыкать эти мелодии для поднятия настроения. По-человечески записанное концептуальное разгильдяйство в очередной раз дало прекрасный результат - лучшую крымскую запись последней пятилетки из попадавших мне в руки. Системное требование: чувство юмора.

Вконтакте

Фото: Олег Стариков (вокал) на юбилее группы ВТОРЫЕ РУКИ, Ялта, 30.11.08

Именем!

ПС: Кстати, вот здесь эта запись лежит в какой-то другой редакции. Возможно просто порядок и разбивка трэков отличается, но непонятно.

пʼятниця, 26 червня 2009 р.

Вторые руки, р2003 "Полугодование"

Группа с таким названием зафиксирована в Ялте осенью 1998 г., однако, строго говоря, ее история берет начало на четыре года раньше. В 1994 г. барабанщик Павел Мыциков знакомится с соло-гитаристом Сергеем “Семой” Семченко на предмет совместного музицирования. После долгих бесплодных попыток и жизненных катаклизмов оформляется состав, название и музыкально-текстовая манера. В состав, кроме вышеупомянутого тандема, вошли Олег Гайдай – вокал, авторство песен; Сергей “Пил” Пилипчак (экс-НУ!) – бас-гитара; Антон Мельников – гитара. За осень 1998 г., в ходе репетиций в актовом зале ЯМУ была подготовлена первая программа группы, тяготевшая к жесткому гитарному пост-панку при некотором влиянии русских корней. Хитом программы стал “Праздничек”, цитата из которого и была выбрана названием коллектива. 
Примерно тогда же, осенью, была сделана демо-запись из пяти песен, долгое время остававшейся самой удачной, несмотря на плохое качество. 
Первое настоящее выступление ВР состоялось в апреле 1999 г. в ДК Горгаза. Большое стечение народа обеспечило мощную поддержку, группа сыграла халявно, но уверенно, зарекомендовав себя самой музыкальной среди легиона железобетонных коллективов. Осенью этого же года ВР записывают еще одно демо – самое неудачное в истории группы. Далее следует довольно длинная полоса неудач, открывшаяся потерей базы в ЯМУ. В течение следующего года состав собирается лишь эпизодически для редких репетиций. Период бездеятельности заканчивается летом 2000 г. с обретением новой базы на Красноармейской. В конце ноября группа очень удачно выступает на 3-хдневном фестивале “YaltaJam-2000”, и с этого момента кривая их активности резко забирает вверх. Став после фестивальных выступлений однозначными фаворитами в Ялте, ВР в феврале 2001 г. совершают первый выезд за ее пределы – выступают в симферопольском клубе “2 капитана” совместно с керчанами pSCOFF. К этому времени музыка группы претерпела ощутимую эволюцию. Гайдай, будучи весьма плодовитым автором, значительно обновил программу, а улучшенная сыгранность команды дала простор для экспериментов. С этого момента в стилистический коктейль добавлен хард-кор – двойной гитарный саунд ВР в дальнейшем уплотнялся. 
2001 год оказался весьма плодотворным. Была вполне прилично записана своими силами программа “Зима”, содержавшая как старые, так и новые вещи. К сожалению, ее так и не удалось удачно свести. Осень ознаменовалась еще одним выездом, на этот раз в Севастополь, на фестиваль “Город-герой Рок-н-ролл-2”, а также выступлением на родине, в клубе “Эпицентр”. Были также записаны 3 песни на местной полупрофессиональной студии “Крымский-Корсаков”, впрочем, довольно неудачно. На ялтинской волне 100.8 FM (DJ Посредник) регулярно крутились другая запись группы, с выступления на Ялта-Джэме. 
После февральского выступления в Гаспре с Васей “Бородой” и ХЕРЕС ЯНГом (02.02.02) коллектив покидает Пил, и ВР с помощью басиста “хересов” Якова Ермакова играют на предвыборном фесте в клубе “Мираж”. Так начался длительный период смены басистов: летнее выступление на новой базе группы, в дискотеке “Бастион” отыграл Дима "Старый" Старов, которого вскоре сменил на этот раз гитарист ХЕРЕС ЯНГа Евгений Урбанский. Зимой 2003 г. произошло даже одно выступление без басиста, что лишний раз показало трудновосполнимость Пила. В конечном итоге на бас привлекается младший брат Семы Александр, прочно влившийся в коллектив.
Из событий новейшей истории стоит выделить серию концертов в “Бастионе”, где за период 2002-2006 гг. помимо ВР и большинства других ялтинских коллективов выступили также гости из Москвы УМКА и БРОНЕВИЧОК (июль 2003 г.); два выезда в Симфи (осень 2003 – Гагаринский парк, зима 2004 – “Коттон”), впрочем, не особо понтовых и запись нескольких вполне качественных демок новой программы. Она демонстрирует переход в зрелое, стабильное состояние звука и музыкальной формы. Выступление на фестивале “Праздничек” (“Бастион”, 12 сентября 2004 г.) еще раз подтвердило: группа выросла – ее задумчивая, саркастичная и тяжелая музыка стала более продуманной, но и более предсказуемой. 
Записанный материал обрел, наконец, форму альбома - «Полное отсутствие перчаток», зима 2005 г. Запоздалый аудио-дебют группы сопровождался концертом-презентацией в диско-баре «Коралл», который по свидетельству очевидцев получился лучше, чем сам альбом. Тиражирования пластинка не удостоилась. Из демок других лет также ни одна не получила какого-либо весомого распространения. Только «Праздничек», перезаписанный летом 2005 г., вошел в сборник, посвященный годовщине интернет-портала «Буй». Группа вплоть до последнего времени принимала участие во всех мало-мальски коллективных ялтинских акциях. Программа обновилась новыми песнями с более мягким звучанием, несколько напоминающим ранний период.
В конце ноября 2008 г. состоялось празднование 10-летия ВР в кафе-баре "Жираff". В сборном концерте помимо юбиляров поучаствовали ХЕРЕС ЯНГ, ВНЕ ФОКУСА, SWEET MARY и МАМАЛИ (Керчь). Контраст драйва и отчуждения, характерный для большинства выступлений ВР на сей раз был как-то особенно заметен. Сразу после этого последовал распад, хочется надеяться, что временный.

"Полугодование" - это рабочая версия альбома, собранного из демок 2002-2003 гг. - периода первых проб цифровой звукозаписи. Она так и не была утверждена группой как официальная единица дискографии, но я считаю ее самой удачной из поздних работ. 

Вконтакте

Фото: "Вторые руки" на сейшене в "Бастионе",  август 2002 г. Слева направо: Сема, Дима "Старый", Олег

Полугодование

четвер, 25 червня 2009 р.

О распространении и качестве

По-моему, есть две основные причины нежелания авторов допускать свои произведения к свободному доступу. Обе они связаны с отношением. 
Если некто рассматривает творчество как реальный или потенциальный маркетинговый продукт, тогда он может счесть его бесплатное распространение ударом по своему карману. Правда, актуальность  этого подхода для самодельной, нетиражируемой музыки 10-летней давности весьма сомнительна. В любом случае, я отношусь к подобного рода претензиям без сочувствия, но с уважением. То бишь, если автор считает, что ссылку надо удалить по коммерческим причинам (внятно приведенным), я удалю. 
Если некто рассматривает творчество как акт самовыражения, но по личным причинам (стыдно, неактуально, "я тогда был маленький и глупый" и т.д.) не хочет делиться этим актом, то устраивает охоту на имеющиеся записи с целью уничтожить. Порой проявляя целеустремленность, достойную лучшего применения. К этому я отношусь сочувственно, но без уважения. Надо было думать раньше, когда давали свои записи послушать барышне или лепшему корешу, а не теперь, когда их слушают благодарные поклонники. Жизнь коротка, господа, а значит надо делиться тем, что смог сделать! Итог - по личным причинам ссылки не удаляю.
И о качестве. Нетрудно догадаться, что все записи, сделанные в докомпьютерную эру - это рипы с кассет. Я смиренно принимаю обвинения в криворукости цифровки или убитости оригинала, но то что я выкладываю именно так, попросту означает отсутствие этих записей в ином виде. Буду особо благодарен за любые улучшенные версии или другие записи этих исполнителей, хотя понимаю, что вряд ли.

The Bыdlos, p1998-2000

Дабы закруглить тему с "Быдлос" (надеюсь, что не навсегда), вот оставшиеся безымянные записи, включая патриотический суперхит "Пролив". Вполне вероятно, что у Лелика в загашниках есть что-то еще, но я об этом ничего не знаю.

1998

2000

середа, 24 червня 2009 р.

Страшные сказки, записи 1991-92 гг.

Незаслуженно забытая легенда симферопольской инди-сцены начала 90-х. Образовалась в начале 1991 г., эволюционировав из менее значительной команды 45-Й КАЛИБР. Костяк сказочников составили бывшие участники “калибра” Дмитрий “Куби” Гладченко (вокал, бас, автор песен) и Юрий Бугаец (гитара). За барабаны сел Игорь ?. Несмотря на то, что у данного трио перед первым выступлением в СГУ-клубе “Маяк” была всего одна репетиция, результаты породили у Гладченко энтузиазм к развитию проекта. Время быстро показало его правоту. “Сказки” сразу же стали любимцами публики на всевозможных городских сейшенах, благодаря замечательному материалу, который обыгрывался в простой и понятной форме танцевального пост-панка. По свидетельству очевидцев, группа адекватно звучала на любом аппарате засчет необыкновенно слаженной работы ритм-секции и аккуратной гитары. Репертуар прямо-таки фонтанировал хитами, которые подземно-переходные певцы охотно включали в свои выступления. 1992 г. оказался еще более плодотворным. Группа делает несколько записей – своеобразный “бэст оф” тогдашней программы, в т.ч. ставшие культовыми вещи: “Реактивный самолет”, “Ходоки”, “Дядя Страх” и др. Одна из этих демок выигрывает конкурс на местном радио доFM-ной эры. Параллельно “сказки”, являясь хэдлайнерами всех городских мероприятий, экспортируются в Южноукраинск, принимают участие в “Таврийских играх”.
К сожалению 1992 г. поставил точку в истории группы – в декабре следует неожиданный распад. Бугаец уже со следующего года дебютировал с собственной командой РОЗА ИЕРИХОНА, а Гладченко в 1994 г. вошел в состав одной из самых заметных в дальнейшем симферопольских формаций FRENO DE PEDELES.
В последующие годы песни из репертуара СТРАШНЫХ СКАЗОК фигурировали в самых разных эпизодах. К примеру, на последнем своем выступлении РОЗА ИЕРИХОНА исполнила хард-рок-версию “Дяди Страха” (фестиваль “YaltaJam-2000”). Наиболее курьезна судьба одного из лучших хитов Гладченко “Реактивный самолет”. Помимо того, что сам Дима перезаписал ее в 1997 г. (совместно с бывшим гитаристом РОДЖЕРа С. Бурковым), а также неоднократно возвращался к ней, выступая с НЕБРИТЫМ ЯБЛОЧКОМ – своим следующим составом, эта вещь в 2000 г. внезапно зазвучала на популярных радиостанциях… в исполнении “поп-зірки” Юрка Юрченко. Был видоизменен текст, однако сходство было настолько разительным и очевидным, что сомнений не оставалось ни у кого. По словам Димы, запись могла попасть к Юрченко через тусовку “Червоной Руты”.
Вконтакте
Фото: Дмитрий Гладченко в составе "45-го калибра" на 1-м фестивале Симферопольского рок-клуба, 1989 г.
Демка1
Демка2
Бобина

The Bыdlos, p1994 "Стерео 2929"

Самая сильная запись проекта, пронзительное торжество сэмпло-шаманства над историей и культурой. Один только "Порфирий Иванов" - готовая театральная постановка! Вообще, "Стерео 2929" - это один из ярчайших встречавшихся мне примеров того, как много информации можно уложить в предельно лаконичную, почти примитивную упаковку. Рекомендуется для прослушивания громко и в наушниках.

1994, "Стерео 2929"

ПС: Кстати, вот блог Леши Блажко, если кому интересно.

UPD : И такая вот еще байда

The Bыdlos, p1994 "Los Parasitos"

THE ВЫDLOS - проект интересный сам по себе и совершенно уникальный в масштабах Крыма. Придуман и записан Алексеем Блажко, известным также по участию в группах МАМАЛИ и pSCOFF. Работая на керченском проводном радио, он обнаружил там массу интересного материала, по мере накопления которого появлялись записи. Они представляли собой дикую смесь психодела в духе COIL, PSYCHIC TV и CAN с гаражной электронщиной и фрагментами радиотрансляций. Все это увязывалось в концептуальное звуковое полотно, похожее на саундтрэк к неснятому фильму. Впечатляет, что два самых мощных альбома записано на двух бобинниках еще в 1994 г. Далее записи последовали аж в 1998 и 2000 гг. и остались неназванными, а увенчал аудио-феерию альбом 2001 г. «Face For Antibuddah», построенный на хрониках тусовок с участием ряда друзей и знакомых Блажко и очередных сериях радио-абсурда. После этого проект замолчал в связи с уходом Алексея с вдохновлявшей его работы. К сожалению не было сделано ни одной попытки представить работы THE ВЫDLOS вживую. Впрочем, для этого понадобилось бы создать полноценное сценическое шоу в духе театра пантомимы и немалое техническое оснащение.

Фото: Алексей Блажко в составе группы pSCOFF на фестивале "Yalta Jam-2000"

1994, "Los_Parasitos"

вівторок, 23 червня 2009 р.

The Bыdlos, p2001 "Face For Antibuddah"

Керченский one-man-project The Bыdlos - это обаятельные галлюцинации музыканта и радио-диджея Алексея Блажко, собранные им за несколько лет работы на местном проводном радио. В одном из следующих постов будет более развернутая история, а пока просто последний альбом.

2001, "Face_For_Antibuddah"

понеділок, 22 червня 2009 р.

It's all about music

Ну-с, начнем, пожалуй...

Вероятно, требуется краткая предыстория (для тех, кто не в курсе). Лет 8 назад была газета "Тромбы катакомб". Газета музыкальная, самиздатовская и нарочито провинциальная. Сферой интересов этого издания были звуки, исторгаемые молодым (и не очень) населением полуострова Крым. Общим названием для этих звуков как тогда, так и сейчас служит слово "рок", хотя это слово уже давно лишено смысла и говорит только о том, что собрались чуваки с гитарами (да и то не всегда). Ну да не в том дело. Времени с тех пор прошло субъективно много, и многие мысли, убеждения и мотивация людей, которые делали эту газету, изрядно поросли мхом, а то и вовсе перевернулись с ног на голову. Это нормально. Раньше казалось, что ТК выполняла какие-то важные функции, возможно оно так и было, сейчас трудно судить... Суть в том, что за 2 года существования газеты было собрано много текстово-аудио-визуальных материалов, далеко не все из которых были использованы. Что-то было накоплено и после, в итоге чего собрался архив всякого барахла, худо-бедно дающий представление о, так сказать, культурном срезе - местной самодеятельной музыке в некой динамике развития за последние 15-20 лет. Что-то из этого вообще не хочется тащить на белый свет, а чем-то до сих пор хочется поделиться. Вот и будет этот блог не то чтобы полностью музыкальный, а скорее музыкально-исторический. Вдруг кому понадобится...

ПС: Иногда меня будет пробивать повыкладывать просто какие-то сборники какой-то музыки, или забавные фотки, или еще что-то... В общем, системы нет и не будет!